0

Эльбрус останется в моем сердце навсегда

И начну я свой рассказ о восхождении с перехода, который нам запомнился надолго. Погода на то время была ужасной. Так все время лил дождь и утих только после того как мы поставили свои палатки.

На следующий день у нас по плану были ледовые занятия. Так мы ходили в кошках и в связках. Смогли тогда даже попробовать бур-вертушку. Как только вернулись на поляну, собрали лагерь и отправились по направлению к поляне с удивительным названием «Зеленая гостиница». Еще эту поляну называют «Зеленка». Примерно два часа пришлось идти к нашему месту назначения. Но мы таки смогли преодолеть расстояние. Скажу, что если для одних такая нагрузка второй день подряд вполне нормальное вяление, то для других она стала испытанием. А завтра Верина и потому хочешь-не хочешь, а силу воли нужно собрать в кулак и продолжать идти.

Скажу, что третий день в горах для многих восходителей вполне можно назвать критическим, так как в этот период часто приходит та самая горняшка. Итак, на восхождение мы тогда вышли примерно в четыре ночи. Было еще достаточно темно. Но нам это не было очень страшно, так как у нас были налобные фонарики, которые отлично освещали дорогу. На ледник тогда мы выходили по нижней тропе. Надели, конечно же, кошки. Потихоньку начало светать и мы по следам предыдущих групп шли в направлении Гумачи. Помню, что трещин на леднике мы так и не увидели, что, конечно же, не могло не радовать. А вот еще в девяносто девятом году здесь было немало трещин. Группа и вправду очень растянулась. Кто-то где-то далеко, а впереди еще пару человек шло. Примерно в восемь часов мы смогли подойти к перевальному взлету. Внизу он является большим снежным склоном. Вверху же простые скалы. Так как в тени самого хребта довольно-таки прохладно, то мы начали подниматься на перевал. Один из попутчиков таки решил оставаться внизу и ждать двух наших попутчиц. На самой седловине на то время погода очень хорошая и светит солнышко. Мы же лежим на камнях в ожидании всех остальных. Тогда ждать нам попутчиков пришлось очень долго, примерно с час, не меньше. Одному из наших попутчиков на перевале совсем стало нехорошо. И все это та самая коварная горняшка. И вот наконец подошла наша попутчица. И так мы в двух связках не спеша начали подниматься. Так мы шли на плечо снежно-ледовой вершины. Один из попутчиков и вовсе шел едва не на четвериньках. А вот на плече ему стало чуть легче. Скорее всего, это из-за физической нагрузки. От самого плеча к вершине ведет достаточно узкий снежный гребень. Хоть вправо, хоть влево лететь достаточно непросто. И как тут ходят люди без какого-либо горного опыта? Да уж, вершина она и есть вершина. Это только когда ты дома лежишь на уютном диванчике тебе кажется, что все просто и легко. И так мы проходили туда-сюда, но второй связки так и не было. Мы решили ждать. И вот наконец пришло время нашего подъема на вершину. Конечно же, к этому времени я очень сильно устал и потому впечатления от подъема были не такими особенными. Но все же эмоции переполняли. Превосходная в это время была и погода. Виды что называется радовали глаз!

И вот уже на плече вершины начала появляться вторая связка. Долго на вершине таки не посидишь, ветрено. Первыми начинают спускаться наши друзья. По пути начинаю думать над тем как же вторая связка будет идти по гребню. Не разрешить подниматься на вершину всем – это вроде как строго, а разрешить идти всем страшно как-то. И даже первая связка, которую можно назвать более сильной, и то не очень уверенно прошла. Что говорить про менее опытных восходителей. Так мы не спеша спускаемся и вдруг слышим про то, что нас уже заждались ребята. Конечно же, такие высказывания нас очень разозлили. Ведь мы и сами знаем как долго подниматься. Итак мы наблюдаем как наши неопытные попутчики не спеша, но достаточно уверенно поднимаются по гребню. Это примерно длилось часика два. За это время было много объятий, поздравлений и попеременная страховка через ледоруб. И вот наконец вся группа в сборе. Мы начинаем спускаться на перевал. При спуске с самой седловины кто-то решил повесить тридцать метров дюльфера. Дальше не спеша продолжаем спуск на нашу зеленую гостиницу. Что касается вечера, то его я не смог запомнить. Скорее всего, сразу же после ужина все легли спать.

На четвертый день у нас по плану был подход к самому перевалу Койавганауш. Стоит сказать, что сутра состояние всех участников группы было не очень хорошим. Понятно, что после вчерашнего восхождения всем было сложно. Ближе к одиннадцати часам нам стало намного легче. Так мы вышли в направлении перевала Койагануш. Скажу, что поскольку у нас не было описания самого перевала, то выбрали неправильный путь. Так вместо необходимого перевала мы взяли перевал Жандарм. А он совершенно другой категории. Итак вся наша группа не спеша передвигается по леднику Джанкуат и это вдоль правобережной морены. Тогда помню пришлось тормозить самых быстрых восходителей. Мы тотчас им напомнили, что идут они не одни, а рядом есть и менее быстрые и выносливые. Не спеша мы поднимались по осыпному склону на морену. Позже нам пришлось траверсировать крутой снежный склон в направлении большого осыпного кулуара. Сам траверс завершился действительно страшными прыжками по скальным выступам. Далее был подъем по кулуару на ледник. Здесь у нас плановая ночевка на снегу. Невероятные виды Главного Кавказского Хребта.

Итак, уже пятый день нашего восхождения на Эльбрус. На этот день был запланирован поход к перевалу с удивительным названием «Жандарм». Выходим в шесть утра. По длинному снежному взлету наша группа поднимается на сам перевал. Сразу стало понятно, что зашли явно не туда куда нам нужно. Перевального тура так и не смогли найти. Что касается сложности спуска, то его можно оценить в 2Б. однако возвращаться назад нет никакого желания. Немного поколебавшись наш гид таки решает выбрать путь спуска по скалам. Итак, первая веревка в пятьдесят метров на большую полку. На самой полке имеется забитый крюк с петлей. Но понятно, что одиннадцать человек никак на ней не поместятся. Вот здесь и началось что называется самое интересное. Ведь веревок, чтобы пройти такой перевал у нас и недостаточно. Так в запасе у нас две тридцатки и одна пятидесятка. Итак, чтобы суметь сдернуть  первый полтинник, необходимо связать две тридцатки. Они же нужны для того, чтобы люди смогли освободить место на полке. Я продолжаю стоять наверху, а неопытные восходители продолжают потихоньку спускаться. В итоге два восходителя повисли без самостраховки на скалах в двадцати метрах ниже большой полки. Позже одной из попутчиц удалось найти намного правее полку на четырех человек, при том с забитым крюком. Тем временем пока все это происходило, к перевалу подходили еще примерно пятнадцать человек. Оказалось, что и они шли в сторону Койавганауш, однако в результате ошиблись перевалом. Они подумали, что здесь могут спускаться только самые отчаянные и потому с интересом наблюдали за нами. Примерно полчаса поговорив с ними нам удалось у них выпросить веревку. При этом они сказали, что сами ее снимут. Нашу веревку отправляем одной из восходительниц с той целью, чтобы она бросила дюльфер со второй полки. Далее новое препятствие – достаточно крутой снежный склон. Он был подрезан бергшрундом. Правда, сам Берг в основном был завален снегом. Во время всего этого над нашими головами пролетали приличные камни. К счастью он нас не задели. Итак мы не спеша по веревке спускаемся на большую полку и после решаем организовать спасение двух наших попутчиков. Оказалось, что к тому времени они сильно устали вот так висеть на скалах. В итоге довольно-таки благополучно мы смогли спуститься на ледник. Далее по тропе шли к стоянкам. Картина раскрылась пред нами не очень-то и оптимистичная. Так повсюду было немало иностранцев и свободных под палатки мест мы не смогли обнаружить. Нам остается только одно – спускаться дальше по тропе и вставать в прекрасном месте на травнистой террасе.

И вот уже шестой день как мы в пути за своей мечтой. В этот день у нас был выход не очень ранним. Так группа стартовала примерно в десять утра. По довольно-таки крутой тропе мы спустились в долину реки Адырсу. Дальше уже по левому берегу речки группа вышла к Джайлык. На то время смена в лагере еще, собственно, не началась. И потому найти еды и питья мы не смогли. Скорее всего, нужно было идти в Улутау. По дороге я встретил знакомых туристов из Саратова, Они сказали, что зесь вдоль реки Адырсу стоять никак нельзя, так как лесники будут сильно злиться. Так как мы понимали, что лишние проблемы нам не нужны, решили подняться на Джайловчатские стоянки. В самом начале вниз по дороге до отворотки к разрушенной хижине. От этой хижины вдоль подъемников ведет тропинка вверх. Выше тропа и вовсе уходит от подъемников влево. Затем мы перешли реку и начали подниматься на старую морену. По крутому гребню этой морены пролегает тропинка, которая, собственно,  и выводит к Джайловчатским площадкам. Здесь находится бивак. На сам подъем у нас тогда ушло примерно пять часов времени. Некоторые наши попутчики тогда и вовсе решили искупаться в ледяном ручье. Но Вт я таки воздержался от такого удовольствия.

Седьмой день у нас был днем вынужденной дневки, а точнее сказать, вынужденного отдыха. И причина на то вполне понятны. Дело в том, что в этот день погода была действительно плохой. Так шел снег, дождь, а также была гроза, туман. И так весь день. Где-то в это время сходили лавины. Так как мы все время были без каких-либо дел, то думали только про еду. А вечером у нас был теплый ужин. Как в прямом так и переносном смысле. Мы думали про наших родных и близких, очень за ними скучали. Конечно же, из-за того, что весь предыдущий день сидели на одном месте, боевой дух немного упал. И потому мы решаем несмотря на небольшую облачность  подняться на небольшую высоту. Итак в итоге мы вышли со стоянок в семь утра. По самому леднику мы подошли к перевальному взлету. Взлет – сильно заснеженный скально-осыпной склон. Слева остается путь подъема на перевал Адылсу. Дальше уже передвигаемся вверх по снежным кулуарам. Кто-то уж очень поспешил и им пришлось немного сбавить шаг. Благодаря именно его ступеням в будущем у группы не было проблем с подъемом на перевал. В одном местечке даже пришлось выйти на скалы. Перевальная седловина является скально-осыпным гребнем. Дойдя к своей цели мы принялись спускаться по снежно-ледовому склону и теперь уже в связках.

По снежному плато наша группа успешно подошла к перевальному взлету перевала Курмычи. Погода и вовсе испортилась. Так навалился туман и начал падать снег. Мы по заснеженному склону вышли на седловину. Повсюду были сугробы. Видимость в то время и вовсе была нулевая. Идем вниз. Спускаться приходится по осыпному кулуару. Вначале бросаем дюльфер. По очереди начинаем спускаться. Все это очень медленно. Стоит заметить, что стоять на одном месте в такую погоду действительно холодно. Одна из восходителей и вовсе не выдержала и попросила разрешения у гида спускаться без веревки. Как выяснилось, это вполне реально. Один из попутчиков попытался ниже повесить еще один дюльфер. Однако его остановил гид. Скажу, что без веревок тогда мы смогли спуститься намного быстрее. Как только закончился кулуар, мы были уже ниже облаков. Дальше уже по осыпным склонам спускались просто вниз к ручью. Затем возник вопрос куда же продолжать спускаться? Тропа если и была, то теперь она потеряна. Кто-то не стал себя мучить подобными вопросом и принялся спускаться вдоль ручейка. Все решили, что у этого восходителя какое-то особенное чутье и потому все решили спускаться. И скажу, что этой и вправду было ужасно. В итоге очень вымученные, но таки дошли к месту, где ручей, собственно, уходит в скальные прижимы. А они в свою очередь обрываются стометровыми водопадами. Мы, кажется, с последних сил пытаемся таки подняться на правый берег ручейка. Однако становится понятно, что в долину с мелодичным названием Адылсу мы так и не спустимся. Так мы решаем траверсировать обратно к ручью с целью заночевать возле воды. Еще пока не стемнело решаем организовать так называемую сидячую ночевку. И это на скально-травянистом склоне неподалеку бокового притока ручейка. Мы словно птички расположились на довольно-таки узких каменистых полочках. Некоторые из них и вовсе были закрыты от дождя.  Нависающими скальными козырьками. Я же в отличи от большинства принял решение устроиться без какого-либо навеса. Спали тогда просто превосходно.

И вот уже девятый день нашего восхождения. Стоит сказать, что рассветы после сидячих ночевок – это нечто. Это и вправду несказанное удовольствие. Это некое ощущение простора и, конечно же, себя словно части окружающего мира. Только начало светать как все уже были готовы продолжить путь. Некоторые явно были не в настроении и причина тому не что-нибудь, а такие мелочи как неудобства места для сна. Выходить нам тогда пришлось очень рано в шесть утра. С места нашей ночевки мы тогда карабкались вверх по правому склону ручья. На самом верху были луговые просторы Все мы дружно пересекаем поле и в итоге выходим к сухому кулуару. Итак, у нас продолжается прогулка по травянистому склону. Я на то время был в тройке лидеров, но не во главе, а замыкающим. Но и то очень хороший показатель. По крайней мере я так считаю. И в то время произошло нечто неимоверное. Не знаю даже каким чудом, но у меня на то время сработало чутье и я резко отскочил. Тогда мимо нас пролетел огромный камень. Примерно к полудню нашей группе таки посчастливилось спуститься к речке Адылсу. Позже уже на месте разбираться не стали кто же виноват во внезапном падении камней. Что было то было, может, никто и не виноват. Мы же решили время зря не терять и начали перекусывать. И в это время кто-то из наших восходителей заметил, что нас снимают на фотокамеры иностранцы. Вероятно, их целью были не конкретно мы, а они просто хотели запечатлеть эти невероятные действительно героические места. А пока идем в Джантуган. Обед же у нас был с видом Шхельды.

Так мы довольно-таки нагруженные своими рюкзаками, в которых немало различных припасов, поднимаемся потихоньку вверх. Там наверху есть очень хорошие места под палатки. А вечером у нас была замечательная встреча с одним опытным альпинистом. Это общение и опыт нам тогда действительно были очень и очень нужны. Выяснилось, что он очень любит петь под гитару. А еще он частенько с учениками поднимается на горы.

И вот уже незаметно подкрался десятый день нашего пребывания в горах. Если честно, то даже как-то не верится, что мы уже так долго находимся в горах. Это же и вправду немаленький срок. Утром в этот день нас погода действительно что называется несказанно порадовала. Светило солнышко и на небе не было ни единой тучки. Так думалось, что вот теперь все непременно будет хороши все мечты сбудутся обязательно. Радовал тогда и завтрак. Он действительно был каким-то волшебным. Все очень вкусное и сытное. Единственное, вместо привычного чая тогда был компот. Но ничего не скажу против, я и ему был тогда несказанно рад. Так спокойно без каких-либо проблем прошел наш десятый день.

На одиннадцатый день пребывания в горах у нас был запланирован подъем на сто пять пикета.

Тогда нам повезло на хороших людей и были такие, кто нам даже предоставили автобус. На нем мы и доехали до Терскола. Итак, мы начинаем подниматься по дороге вдоль левого берега реки Терскол. Что касается дороги, то она серпантином поднимается на отрог величественного Эльбруса и постепенно переходит на его правый склон. Интересно, что на привале нам посчастливилось увидеть стаю орлов. Дальше дорога вела мимо очень красивого, просто-таки шикарного водопада. Возле заброшенного домика (это 95-ый пикет) дорога поворачивает и ведет к обсерватории. Мы начинаем двигаться влево вдоль речки по той самой разрушенной дороге. Примерно через час нам удается выйти ко второму разрушенному домику. Его-то и называют сто пятым пикетом.

И вот уже двенадцатый по счету день как мы здесь. В это день у нас по плану подъем к Приюту-11. Вышли тогда мы примерно в семь утра, может, немного раньше. Поднимались тогда снова-таки по разрушенной дороге. Там-то и находится «ледовая база». И вот наконец нам таки открылись две вершины Эльбруса. Что касается самой базы, то она заброшена и к тому же напрочь разрушена. Не спеша наша группа по следам предыдущих восходителей движется по ледовым полям. Трещин и вправду немного и потому перешагнуть их не проблема. В приют мы приходим ближе к одиннадцати. Здесь же видим неимоверное количество восходителей, можно сказать настоящее столпотворение. И кого только там не было. А особенно было очень много иностранцев. Действительно крепкие люди пошатываясь спускались с вершины. И потому уже сейчас думайте всерьез про то, что вас может ждать на вершине. Солнце палит очень сильно, можно сказать беспощадно. Мы с радостью лежим в палатках. После долгого пути это просто как бальзам на душу. А еще это возможность запрятаться от агрессивного солнца. До самих скал Пастухова есть возможность доехать на вездеходе. Однако это в наши планы не входило и потому мы продолжаем идти пешком.

Уже тринадцатый день как мы в горах. На этот день у нас запланировано, собственно, само восхождение на вершину Эльбруса. В полночь подъем наших дежурных. Мы оперативно перекусили и уже около двух ночи все вышли. Я не торопясь иду, так как знаю, что сейчас спешка – не лучший друг. Впереди видны фонарики наших попутчиков. Идем по их следам, которые оставил вездеход. Таким образом меньше проваливаешься в снег. Большие звезды то и дело закрывают облака. А где-то там внизу слышны раскаты грозы. Чем дальше идем, тем чувствуем, что становится действительно очень холодно. Даже ноги замерзают в кофлаках. Возле скал Пастухова ночевали какие-то воходители. Скорее всего, они были нашими соотечественниками. Довольно-таки крепкие мужики. Так вот они нас как-то обогнали и даже стали нашим ориентиром на все время восхождения. Помню, что тогда практически все решили надеть кошки. Дело в том, что в тех краях фирн достаточно жесткий и потому идти действительно непросто. А у нас был длительный траверс на седловину. Когда был рассвет сказать на самом деле очень сложно. Однако одно могу сказать с уверенностью – это было действительно невероятное зрелище! Как только начало наступать утро, сил, кажется, стало меньше. Все дело опять-таки в высоте. При том самое обидное то, что ты можешь быть в хорошей физической форме, но при этом твой организм будет сопротивляться подъему на вершину. Так приходилось часто останавливаться с одной-единственной целью – отдышаться. Все растянулись по траверсу и вот так продолжали идти. Примерно два часа шли и вот мы уже на седловине. Там уже отдыхало пару человек. На подъем от приюта к седловине у нас ушло больше пяти часов времени. Тогда, помню, был просто-таки зверский аппетит. Хорошо, что нам не пришлось готовить, так как нас угостили. На готовку тогда уж точно не хватило бы никаких сил. Когда сидишь, то чувствуешь прилив сил и уже что называется можно жить. В то время нас полностью накрыл туман. С тумана начали по одному выходить наши попутчики. Все они шли и при этом слегка пошатывались. Все как один прийдя к нам падают в сне, а лучше сказать просто заваливаются. Мы же по-доброму шутим над пострадавшими. А у самих тем временем в голове роятся мысли, а может, свернуть назад. Итак, первым догонять соседскую группу пошел Валера. Затем двинулись все остальные. Таки пришлось мне одеть эти кошки, хоть прежде я их всячески игнорировал. Дело в том, что склон местами стал действительно чрезмерно крутым. Итак, потихоньку мы таки поднимаемся на самый верх. А там уже простилается поле. А сама вершина стоит в конце поля. Нам навстречу спускаются те самые соседи-соотечественники. Я принимаюсь поздравлять их с успешным восхождением. На их лицах светятся улыбки. В них читается и усталость и счастье одновременно. Еще какие-то десять метров вверх и я уже стою возле камня. Он собой изображает вершинный тур. Часы показывают пол десятого утра. Под нашими ногами величественный Кавказ. С погодой тогда нам что называется несказанно повезло. Видимость была просто отличная. Один из моих попутчиков просит подождать пока придет друг, чтобы я сфотографировал их вместе. Я непротив. Скажу, что к тому времени я чувствовал себя как-то неоднозначно. Я испытывал и неимоверную усталость и в то же время счастье. Но больше всего мне хотелось отдохнуть, а потом уже продолжить. Ветер дул тогда действительно очень сильный. А у меня в голове были мысли только про еду. Почему-то тогда очень захотелось вкусной колбаски. И вот наконец приходит новый наш восходитель. Я фотографирую ребят. Это действительно очень приятные моменты жизни. Вот так чего-то достичь и гордится собой. Это в некоторой мере тоже счастье. Нам навстречу идет одна из попутчиц. Я ее с радостью встречаю. Потом следом за ней подходят еще два чемпиона. Она идут едва придерживая друг дружку. Желаем им удачи. Нам навстречу идут огромные толпы иностранцев. Среди них совершенно разные народности. Как-то тогда даже подумал про то, что вот такой этот величественный Эльбрус смог объединить этих людей. Интересно было когда один из гидов обратился ко мне на английском. Скорее всего, он меня принял за иностранца. Уже на самой седловине меня ждали. И это было приятно осознавать. Единственное из нас, кто продолжал тогда подниматься, была Света. Она с невероятным рвением шла на седловину. Однако гид таки приказал ей разворачиваться. На самой седловине довольно-таки тепло и отсутствует ветер.

Впервые за последнее время с удовольствием кушаю иду пока придут все наши остальные восходители. И вот они уже на подходе и мы отправляемся в дорогу. А точнее сказать, спускаемся. Скажу, что спускались как-то не очень активно. Вероятнее всего, просто не было уже такой мотивации, как прежде. Кроме того, и сил уже было очень мало. Вид у нас тогда был не очень. И это, наверное, вызвало к нам жалость, так как даже прогуливающиеся неподалеку иностранцы предложили нас угостить ароматным чаем. Примерно в час дня я оказываюсь возле палаток. Здесь хорошенько кушаем и пьем чай. Ем и просто-таки заваливаюсь в палатку. А в соседней палатке уже кто-то сладко спал. А кому-то и вовсе не спалось и это было очень заметно. Среди таких невезунчиков был и я. Не шел сон и все, что здесь поделаешь. А в четыре дня мне таки пришлось вылезти. Так откуда-то взялись наши соотечественники, которые шли с Эльбруса. Оказалось, что они проделали немаленький путь. Фотографируемся на память и они продолжают идти в сторону канатки. Как говорится, каждому свое. Но я все-равно не могу понять как же так получается, ведь ты же пришел на восхождение. Само слово состоит из двух слов, одно из которых «хождение», но никак не катание и тому подобное. Но снова повторюсь, каждому свое.

Итак, уже настал наш четырнадцатый день. В этотдень у нас по плану спуск в Терскол. Мы всячески игнорируем канатку и спускаемся пешком  Спуск наш проходит по тому самому пути подъема через ледовую базу. Скажу, что спускаться с легким рюкзаком – такая прелесть! И так через четыре часа все мы уже были в том самом Терсколе. Безумно счастливы. Тогда, помню, было одно-единственное желание – просто отлежаться и не думать про то, что нужно еще куда-то идти и что-то там покорять. Примерно в три часа мы уже идем к той самой зеленой гостинице. Тогда хотелось найти нескольких наших попутчиков, которые куда-то загадочно исчезли. Тогда мы обыскали все ущелье и вернулись часа через три. Однако вернулись ни с чем. Ну что же, не суждено значит. Но позже стало понятно, что таки суждено было встретиться в этот день. Нам подсказали неравнодушные люди, что они все же стоят неподалеку леса. Примерно минут через двадцать ми смогли их найти. Как оказалось, усилия не были тщетными и в итоге у нас был просто шикарный ужин.

Следующий день у нас был по плану днем отдыха. Так рано утром все вместе отправились к соседней группе. Выяснилось, что где-то в середине дня они ушли на ту самую «Зеленую гостиницу». Вечером мы прощались с некоторыми нашими попутчиками, так как уже завтра им в дорогу.

На следующий день у нас по плану были так называемые рыжие ночевки. Так ребята уехали. Что касается нас с Васей, то мы планировали еще взойти на пик Гермогенова. Только мы. Что касается остальных, то они продолжают отдыхать. В итоге мы отправляемся втроем. Вначале идем по довольно-таки знакомой дороге до Джантугана. Позже переходит речку Адылсу. Примерно три часа нам пришлось подниматься вдоль ледника. Там мы встретили интересную пару восходителей. Они были из Казахстана. Как выяснилось, они еще вчера спустились после неудачной попытки восхождения. Австрийцы идут вниз, а на их место подходят другие. Как оказалось, они хотят пойти на Бджедух. Вид здесь и вправду превосходный! Погода, конечно, начинает портиться, но мы все же надеемся на все хорошее.
и вот уже девятнадцатое июля. На этот день у нас по плану восхождение на пик Гермогенова по западному гребню. Вышли тогда мы чуть позже четырех часов дня. В наших рюкзаках были веревки и теплая одежда на случай непогоды. Погода в тот день нас действительно радовала. По небольшому леднику не спеша подходим к западному гребню. Затем по крутому снежному склону поднимаемся на него. По скальному гребню продвигаемся что называется свободным лазанием. На сложных участках попеременно страхуем друг друга. Скажу, что лезть в ботинках по таким стеночках не весьма и приятно. Хоть зацепки хорошие есть и то хорошо. Порой приходится траверсировать гребень слева. Там нам показалась дорога полегче и попроще. Так как гребень достаточно длинный, то на его прохождение у нас ушло примерно шесть часов, не меньше. Уже дальше шел более интересный участок. Он собой представляет снежно-ледовый кулуар, который идет между скал и сверху прикрыт довольно-таки большим камнем. Там нужно было вначале пропихнуть рюкзак, а потом уже самому пролезть под камнем. После камня на осыпной полочке оставляем рюкзаки. В свободном лазании мы поднимаемся по довольно-таки разрушенным скалам южного склона. И вот наконец мы стоим на вершине. То, что чувствуешь в такие моменты, словами не опишешь. Один из моих друзей настолько впечатлился, что никак не хотел оттуда уходить. Примерно в час дня у нас начался спуск. А веревка тогда у нас в наличии была всего одна. В результате спустился я на тринадцать метров и теперь продвигаюсь вниз к нормальным полкам. Так мне пришлось лезть еще каких-то двенадцать метров. И вот мы уже спустились к нашим рюкзакам. На очереди вполне законный перекус. Для того, чтобы благополучно спуститься по ледовому кулуару, нам приходится бить крюк и дюльфериться. А вот на снежном плече внезапно возникла между всеми нами дискуссия. И вопрос состоял в том где мы, собственно, будем спускаться. Мне очень не хотелось назад на западный гребень. Так посовещавшись я принял решение, что спускаться таки будем по льду. Однако один из попутчиков был против, так как скалы ему казались роднее. Итак с помощью бур-вертушки мы очень скоро оказались на пологой части ледника. Недолго размышляя и оценивая вероятность камнепада решили уйти в сторону северного гребня. Что касается северного гребня, то он казался не таким разрушенным. Скажу, что тогда больше всего запомнилось мне одно местечко. Такая себе полочка длиной десять метров, а шириной с ботинок. Все превосходно, единственное – все это над пропастью. Как только мы спустились в самое низкое место гребня, то тут же решили дюльфериться в осыпной кулуар, который покрыт плотным снегом. Сам кулуар нас вывел вниз на ледник. Все спустились И вдруг мы заметили, что снизу начал подниматься густой туман. К тому же в это самое время начал крапать дождик. Все что называется в нужное время. Мы довольные и при этом очень уставшие идем вниз в сторону палатки. Там одна из попутчиц уже готовила горячий ужин. Само словосочетание «горячий ужин» было каким-то действительно волшебным и необыкновенным. И вот уже темнеет и начинается гроза.

На следующий день  у нас в планах был спуск в Шхельду. Спускались мы с покоренных вершин. Скорее всего, все альпинисты чувствуют эту невероятную опустошенность, когда ты спускаешься вниз. Кажется, все что мог отдал вершине и внутри у тебя ничего не осталось. И эти моменты просто нужно пережить, чтобы потом появилась новая мечта про восхождение. А пока у нас одна цель – как можно скорее спуститься и оказаться внизу, дома.

И вот наступил наш последний день в горах. Скажу, что мне он не очень-то запомнился, а уж тем более, если сравнивать его с предыдущими эмоциями, которые были во время восхождения. Скажу, что тогда действительно было очень грустно расставаться со всеми. Хоть эти люди мне и чужие по большому счету, но все же за последние недели они мне стали действительно близкими. Так с кем-то сдружился, а кто-то просто стал хорошим знакомым. А еще грустнее расставаться с этим необыкновенным миром, в котором мы жили все эти дни. Привыкаешь не просто к смене обстановки, а привыкаешь к новой реальности. А реальность была не такой и прекрасной как это может показаться сидя дома с чашкой горячего чая и читая отчеты в Интернете. На самом деле все куда суровее, но от этого не теряет своего величия и превосходства. Но это еще не конец. Надеюсь, что однажды мне таки удастся сюда вернуться. Я более чем уверен в этом!

Немного информации про Эльбрус

Эльбрус является стратовулканом на Кавказе. Он расположен на границе республик Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия. Его местонахождение севернее Большого Кавказского Хребта. Гора является самой высокой вершиной России. Если брать во внимание то, что границы частей света Европы неоднозначны, порой данную гору называют высочайшей европейской горной вершиной. Эльбрус представляет собой двувершинный седловидный конус вулкана. Высота западной вершины равна пяти тысячам шестистам сорока двум метрам. Что касается восточной вершины, то ее высота – пять тысяч шестьсот двадцать один метр.

Если говорить про историю восхождений на Эльбрус, то стоит заметить, что еще в тысяча восемьсот тринадцатом году русский академик Вишневский впервые обозначил высоту горы. Самое первое успешной восхождение на вершину горы было еще в тысяча восемьсот двадцать девятом году. Это была экспедиция под руководством генерала Эммануэля. Стоит заметить, что сама экспедиция на то время имела научный характер. Интересно, что в данном восхождении участвовали Купфер, Ленц, Мейер и другие. Но так как у многих не было должного опыта и снаряжения, то им пришлось свернуть с дороги. Продолжили восхождение на гору лишь четверо. Однако на высоте пять тысяч триста метров в связи с упадком сил еще трое остановились на пути к достижению своей цели. И первым, кто таки поднялся на вершину горы был Карачаевский. Это произошло примерно в одиннадцать часов утра в тысяча восемьсот двадцать девятом году. Это событие просто так незамеченным не прошло. Его отметили оружейным салютом. Данное восхождения с помощью подзорной трубы наблюдал генерал Эммануэль. А вот первый подъем на западную вершину состоялся чуть позднее – в тысяча восемьсот семьдесят четвертом году. И совершили данное восхождение английские альпинисты. А вот первым на обе вершины поднялся русский топограф Пастухов. И произошло это в тысяча восемьсот девяностом году. На то время его сопровождали четыре казака Хоперского полка.