0

Восхождение на Эльбрус с севера

С самого начала хочу сказать, что северное Приэльбрусье вполне заслуженно считают малопосещаемым районом. И природа потому-то здесь практически нетронута человеком. Таким образом, логично утверждать, что более частый маршрут для восхождения – это юг. Так весь южный склон оборудован хорошими канатными дорогами. Немало здесь различных кафе. А значит все это рассчитано на массовое посещение. А в том случае, если вы желаете на время попрощаться с цивилизацией и торкнуться природы в ее первозданном виде, северное Приэльбрусье – именно то, что вам необходимо. Важно также сказать и про то, что северный маршрут предполагает некую сложность и серьезность. Так восхождение будет довольно-таки продолжительным. По вертикали вам придется преодолеть примерно два километра. Дело в том, что базовый лагерь, с которого, собственно, и начинается штурм вершины, расположен на высоте три тысячи семьсот метров. Высота восточной вершины – пять тысяч шестьсот двадцать один метр. Стоит сказать, что на высоте более трех тысяч метров практически у каждого, а уж тем более, у неподготовленного человека вполне возможно начнут развиваться симптомы той самой горной болезни. Так если сравнить, то штурмовой лагерь на восточном склоне находится на высоте четыре тысячи пятьсот метров, а на западном на высоте четыре тысячи шестьсот метров, на южном – это высота четыре тысячи четыреста метров. Может, для кого-то эти цифры мало о чем расскажут, но при восхождении семьсот-девятьсот метров по вертикали порой даются очень даже непросто. Кроме того, стоит заметить, что Эльбрус принято считать не только самой высокой вершиной во всей Европе. Это и самое холодное место. Здесь даже в июле минус. Такая же температура может наблюдаться в Антарктиде и Гренландии.

Говоря о восхождении на Эльбрус, нельзя не торкнуться вопроса акклиматизации. Действительно, без нее непросто, а особенно человеку, который впервые оказался в горной местности. Акклиматизация – это та самая адаптация организма к горным условиям. Ведь здесь не так как на равнине, здесь все иначе и потому организму нужно к этому привыкнуть и адаптироваться. Как известно, акклиматизация может быть и жесткой, и более мягкой. И выбор способа акклиматизации – это и вправду в некоторой степени принципиальный момент для каждого, кто запланировал подъем на вершину Эльбруса. Дело в том, что восхождение с технической точки зрения не такое и сложное. Здесь главное – адаптироваться к высотным условиям. Если говорить про так называемую мягкую акклиматизацию, то для нее требуется около двух недель нахождения в горах с постепенным набором высоты. Во время мягкой акклиматизации совсем не нужно нагружать себя огромными рюкзаками. Так за две недели такой акклиматизации вы вполне спокойно сможете преодолеть высоту от двух до пяти тысяч метров. И таким образом, симптомы горной болезни если и проявляются, то действительно мало.

У нас тогда между нашей первой ночевкой и, собственно, стартом подъема на вершину должно было пройти шесть суток. И потому у нас было другого выбора как акклиматизироваться что называется по-жесткому. Итак, что же из себя, собственно, представляет жесткая акклиматизация? Первый день у нас был днем пешего маршрута. Нам нужно было преодолеть перевал Балк-Баши, а значит, за какие-то семь часов подняться с высоты две тысячи метров на высоту три тысячи семьсот метров. И так как это первый день, всю еду предстояло нести на себе. Именно тогда многие из нас подумали, что все же многое, что взяли с собой является совершенно бесполезным в горах. Все это можно было оставить дома. И это имело такой себе не очень приятный вид. Так ты с огромным рюкзаком поднимаешься все выше и выше. И это без предварительной подготовки. При этом кислорода все меньше и меньше. И к чему это в итоге может привести? Конечно же, к госпоже горняшке. Именно так и называют альпинисты коварную высотную болезнь. К кому-то она благосклонна, а кого-то не щадит. Так ты чувствуешь нехватку воздуха, порой начинаются головные боли, парэстезия пальцев рук и ног, тошнота и головокружение. А самое неприятное (по крайней мере для меня) – это ватные ноги. Они в буквальном смысле не хотят продолжать идти. Не спеша продвигаешься вперед, и вот уже чувствуешь приступ одышки. И он практически парализует все твое тело. Но все же идти медленно и с остановками организм позволял. И потому движение продолжалось. Запомнилось как группа ушло довольно-таки далеко, а я сидел без движений. Ноги отказываются продолжать идти. Частота дыхания переваливает за все нормы. Высота примерно три тысячи пятьсот метров. При этом и погода не радует. Все напрочь укрыто густым туманом, сильный ветер и град. При этом вижу первые раскаты грома. Известно, что молнии могут образовываться на уровне дождевых облаков. И это именно та высота, на которой я был. Это и стало превосходным мотиватором продолжать двигаться дальше. И вот так едва был преодолен перевал с отметкой три тысячи семьсот метров. На высоте три тысячи пятьсот метров наша группа установила палатки. Подумать, сколько сил было потрачено и парни должны спать словно убитые. Но, как выяснилось, бессонница также является одним из симптомов горной болезни. Скажу, что всего у меня в горах тогда было аж три бессонные ночи. И это при том, что испытывал тогда немалые нагрузки. Тогда мне помогла гомеопатия и некоторые упражнения для дыхания. А так бессонных ночей, скорее всего, было бы куда больше.

А вот второй день оказался поной противоположностью первому. Так еды, которую нужно нести с собой стало значительно меньше и это не могло не радовать нас. И теперь нам предстоял спуск с высоты три тысячи пятьсот метров на высоту две тысячи пятьсот метров. А сбрасывать высоту – это не то же самое, что набирать.

Итак, все проходило намного веселее. А главное – не беспокоила коварная горная болезнь. Было понятно, что жизнь то приходит в норму. Даже солнце в этот день нам улыбалось. Именно в этот день мы смогли освоить один важный альпинистский прием – траверсный спуск.

Тогда же был и участок пути, когда нужно было резко спуститься вниз под углом сорок пять-пятьдесят градусов по склону, где была галька. Так как галька очень сильно осыпалась, чтобы в итоге не скатиться со шлейфом падающих камней, необходимо было использовать упор в треккинговые палки. Это и есть так называемый траверсный спуск. Скажу, что на самом леднике техника примерно такая же. Единственное – упор идет не в треккинговые палки, а в рукоятку ледоруба. Был момент, когда одна из палок вылетела из рук и застряла на середине склона. Лучше было бы, если бы она долетела до самого низа. И чтобы дотянуться до палки, нужно было сойти с тропы, а это значило – свернуть на более сыпучий участок. Помимо того не нужную инерцию создавал и мой весьма тяжелый рюкзак. Итак, палка смогла вернуться к хозяину. А возвратиться на исходную тропу можо было исключительно одним способом – лежа на животе. При этом всей поверхностью тела нужно было примкнуть к камням. Они осыпаясь то и дело тащили меня вниз. На этот раз все закончилось вполне удачно. Еще немного пройдя мы оказались на известном плато «Аэродром». Это поле с идеальной поверхностью. И со всех сторон поле окружено большими горами. Зрелище это весьма впечатляет. По крайней мере, никого не оставляет равнодушным. А главное – нет такой необходимости искать более ровное место для установки палаток, так как повсюду ровная поверхность.

И вот уже настал третий день нашего нахождения в горах. В этот день нам нужно было подняться с высоты две тысячи пятьсот метров на высоту три тысячи семьсот метров к так называемому Северному Приюту. Стоит заметить, что переход с плато на серпантинную тропу в гору и вправду резкий. Именно по этой причине данный переход принято называть взлетом. Скажу, что взлетать в третий день было намного легче, нежели в первый. И одна из причин – акклиматизация. И все же хорошая это вещь. Кроме того, весь ненужный груз оставили в камере хранения. А это и вправду много чего значит подниматься налегке, без тяжестей. Что касается погоды, то чем выше поднимались, тем пасмурнее она становилась. Сегодня нам нужно было дойти к Северному приюту. Он нас встретил сильным ветром и даже градом. Сам северный приют является базовым лагерем. Именно отсюда стартуют группы альпинистов на штурм вершины Эльбруса. Лагерь включает в себя базу спасателей, а также Хижину Олейникова и еще несколько стационарных домиков. Скажу с полной уверенностью, что вторая волна акклиматизации дала о себе знать. Тогда не хотелось четвертую ночь проводить без сна. И потому моя гомеопатическая аптечка оказалась очень даже кстати. А еще тогда мне очень помогли специальные дыхательные упражнения, Сейчас не стану их описывать. Скажу только, что если есть большое желание, можете найти специальные дыхательные упражнения в Интернете. Они и вправду действенные и в горах как никогда кстати. И благодаря всем предпринятым мерам адаптация прошла более-менее нормально.

Уже на четвертый день по плану у нас был акклиматизационный выход в сторону скал Ленца. И это уже высота четыре тысячи пятьсот метров. Именно в этот день первый раз было испытано альпинистское снаряжение. Ни для кого не секрет, что основной опасностью прохождения по ледникам являются именно трещины. Как известно, их глубина может достигать нескольких сотен метров. И провалиться в них запросто может каждый, так как трещины припорошены снегом. Так каждый год на склонах Эльбруса именно в трещинах погибают люди. Страховку и делают непосредственно с целью страховки. Так в том случае, если все же кто-то из участников восхождения таки провалиться в трещину, то можно будет его совместными усилиями вытащить. Так пару разка нас обвязка очень даже выручила. Так все мы по разу, а кто-то и пару раз проваливались в эти злополучные трещины. Но тогда мы проваливались только по пояс. Это было не так и страшно. Примерно за два часа нам удалось набрать необходимую высоту. И так мы смогли дойти до нижних скал Ленца. Именно там инструкторы смогли провести курс в альпинистскую подготовку. Нас обучили нескольким приемам. Все мы тогда узнали как необходимо себя вести на более крутом подъеме, спуске, а также в случае срыва. Тогда на нижних скалах Ленца все участники группы провели еще пару часов. Мы знали, что чем дольше будем находиться здесь, тем лучше и эффективнее будет высота.

На пятый день был запланирован отдых перед самим восхождением. И уже ночью мы должны были отправиться на штурм вершины. Примерно в час ночи все участники группы вышли из базового лагеря штурмовать вершины. Тогда на восхождение ушло примерно десять часов времени. А на спуск ушло часа четыре, не больше. Рассветало тогда где-то в половине пятого утра. И это время мне запомнилось как очень холодное. Тогда все свои усилия я направил на то, чтобы сохранить целыми свои пальцы рук, а затем уже и пальцы ног. Тогда и вправду был очень высокий риск остаться обмороженным. Тогда мои руки спасли верхонки из овечьей шерсти. Ими тогда поделился со мной один из попутчиков. За это ему отдельная благодарность. А вот согреть ноги было куда сложнее. Помогала только интенсивная ходьба. А вот стоять на месте было крайне опасно. Но со временем и ходьба перестала помогать пальцам ног. Они что называется леденели. Однако мне подсказали очень действенное решение – взмахи ног. Ноги и вправду начали согреваться. Нужно по несколько минут выполнять упражнение для каждой ноги.

И вот уже восхождение продолжается семь часов. Высота – пять тысяч сто метров – пять тысяч двести метров. Силы, кажется, совершенно иссякают. А впереди самый крутой подъем перед самой вершиной. То есть расслабляться пока не приходится. Давало про себя знать уже и кислородное голодание. Так отдых нужен был уже через каждые четыре-пять шагов. Тогда чем больше приближались к вершине, тем больше было снега и льда. Это тогда я очень хорошо ощутил на собственном опыте. Тогда я присел отдохнуть и меня что называется понесло вниз. А лететь с горы действительно долго. Тогда мне повезло и я смог впиться в лед задними зубьями кошек, палками и кое-как притормозил. Так последний подъем был преодолен и мы смогли таки выйти на плато. Высота здесь уже пять тысяч пятьсот пятьдесят метров. Как оказалось, до вершины нужно было еще идти примерно с полчаса. Как говорят многие опытные альпинисты, на этих участках не бывает слабых ветров. Тогда же портили всю картину лед, раскаленное солнце, под которым незащишенные участки кожи просто-таки сгорают.

И вот видна уже вершина. Даже не верится, что мы ее видим. Но это правда, она совсем близко. Очень долго радоваться пребыванию на вершине тогда мы не могли, так как давала о себе знать гипоксия. Начали даже проявляться признаки помутнения сознания. И потому мы приняли решение спускаться как можно скорее. И это на то время было вполне правильным решением. Как только мы спустились на тысячу метров, то состояние сразу же улучшилось. А дальше уже спускались в условиях плохой видимости. Так видимость на то время была практически нулевая. Мы тогда очень услали и просто бросили вещи на камни и отправились в палатки. А когда проснулись, то увидели, что пейзаж полностью изменился. Так вокруг нас были только сугробы. Понятно, что в горах погода меняется просто молниеносно.

И потом была дорога вниз. Спустились с трех тысяч семисот метров до высоты две тысячи пятьсот метров. Скажу, что тогда очень радостно после снега увидеть зеленую траву. Какое-то волшебное перевоплощение. Тогда же мы узнали, что из себя представляют каменные грибы и нарзанные источники.

Уже на следующий день у нас была поездка домой. Конечно же, все то, что мне пришлось увидеть и пережить в горах, навсегда останется в моем сердце. А еще я никогда не забуду всех тех людей, с которыми я прошел этот непростой путь. Это то, что не забудешь никогда и даже если этого очень захочешь. А главное — я счастлив, что осуществилась моя мечта взойти на Эльбрус!