0

Тогда я хотел подняться на Эльбрус с юга. Часть третья

Пока мне еще непонятно почему все происходит именно так и почему горная болезнь у меня такая. Означает ли это то, что пора идти вниз или все же можно продолжать подниматься? Моя голова не болит, но немного кружится. И при этом слегка подташнивает. И все как-то не так. И появляется огромное желание сесть или же лечь. Голова начинает кружиться все сильнее и сильнее. В итоге я таки смог дойти к той самой полоске солнца. Сажусь на снег. Дует сильный ветер и становится холодно. Солнце греет, но только немного. Однако это лучше, нежели ничего. Все же есть такая возможность хоть немного согреться. Решаю выпить горячего чая. Он сейчас как никогда кстати. То, что таки появилось солнце – это и вправду очень хорошо. Так я наверняка смогу согреться. Однако все же есть одно но. Я все никак не могу понять собственное состояние. Ко мне вскоре подходят мои попутчики. Я им говорю, что со мной происходит нечто неладное. Интуиция подсказывает, что совсем дела плохи у меня. Гид таки предлагает пробовать идти, так как осталось совсем немножко. Я и сам отчетливо понимаю, что до вершины осталось совсем немного. Высота здесь уже пять тысяч четыреста шестьдесят четыре метра. До вершины тогда оставалось всего сто семьдесят восемь метров. Вершина кажется такой близкой. Цифры то и дело манят к себе. Так остается пройти всего немножко, нужны силы. По верху и к тому же по крутому склону чувствую как становится идти все хуже и хуже. Но все же вершина продолжает манить и звать нас к себе. И устоять уже просто невозможно. Однако мой разум тогда мне кричал, что пора вниз и только вниз и я должна была таки ему поддаться и поступить правильно. Гид на меня смотрит, но при том ничего не говорит. Я должен решать сам. Он то не знал, что со мной творилось. Может, просто нужно было перебороть себя, взять в руки и продолжить подъем или же это меня действительно по полной программе накрывает горная болезнь. Итак, я таки взвесив все за и против принимаю решение не шутить с горой, а спускаться вниз. Остальные же попутчики не спеша уходят дальше. Я достаю свой фотоаппарат и таки делаю несколько фото на память. Хоть что-то таки останется не только в моей памяти, а и на фотоснимках. Так своими окоченелыми пальцами жму на кнопки и потом быстренько хватаю палки и вниз. Скажу, что эти фотографии чем-либо не отличаются. Это просто фото. Однако лично для меня они и вправду очень много означают. Я их сделал не где-нибудь, а на высоте пять тысяч четыреста шестьдесят четыре метра. На такой высоте я был впервые в своей жизни. И, может, больше никогда в своей жизни я здесь не буду. Эти фотографии и вправду можно назвать фотографиями с иного мира. Здесь поднималось солнце. Именно с этой расщелины мы смогли увидеть тот самый восхитительный в моей жизни рассвет. Итак, окончательно меня начинает накрывать на тропе, которая ведет от Седловины к Косой Полке. Что творится с моей головой непонятно совершенно. Она еще не болит. Но при этом кажется ватной и кружится. Начинает тошнить. Такое ощущение, что мой организм работает отдельно от меня.

Мозг также работает отдельно. И все это начинает меня действительно как-то напрягать. Ощущения были на грани потери сознания. Так порой казалось, что стоит сделать еще один шаг и я таки упаду. И так захотелось просто закрыть глаза, упасть и уснуть. Казалось, что я сам себе не принадлежу. Так ноги становятся словно ватными. И при этом все мое тело как будто тоже ватное.  И вот тогда мне и вправду стало очень страшно. Так я понимаю, что и вправду могу упасть в любой момент. И это не шутки. Могу просто упасть и не встать. Мои попутчики очень далеко, а найти меня смогут только когда будут спускаться. А что касается всех остальных, кто находится внизу, то понятно, что они наверх не пойдут. И сейчас я здесь совершенно одна. Дело в том, что всем остальным восходителям не до меня. Это горы. Каждый сюда поднимается на свой страх и риск и потому надеяться можно только на себя. Так важно отдавать отчет в своих силах и планировать каждое свое действие. И важно понимать, что здесь никто никому не должен. Хотя бы самому вернуться живым-здоровым.

Меня тогда интересовало бегал ли кто-нибудь прежде с Косой Полки с такой скоростью? Хотя бегом это и вправду очень громко сказано. Точнее сказать, просто максимально быстро. Изо всех сил стараюсь держать под контролем свое мутнеющее сознание. И теперь каждый новый шаг равен подвигу. Тело так и норовит упасть, но разум не позволяет ему расслабиться и заставляет продолжать идти. Так делаю шаг за шагом и понимаю, что сейчас как никогда мне нужен кислород. Мне очень нужен воздух. Хотя бы еще немного, капельку. А кислород где-то там внизу и понятно, что нужно бежать вниз. И делать лучше это как можно скорее, пока я в силах переставлять свои ноги. Каждый метр сброшенной высоты – дополнительная капелька такого важного для меня кислорода. Спускаюсь вниз уже на автопилоте. Вижу тропу. Слева и справа виден достаточно крутой склон. Важно не только идти, а еще и не оступиться и при этом не сорваться вниз. Ведь зачастую трагические случаи бывают по таким причинам, что человек уже либо сильно устал, либо просто расслабился на спуске. И потому важно действительно быть предельно внимательным. Конечно же, лучше всего спускаться не в одиночку, а с попутчиком. В идеале рядом должен идти инструктор. Но даже если идешь один, важно не терять бдительность. Тем более, что это уже спуск, а значит, скоро дорога домой.