0

Попытка взойти на Эльбрус с севера. Часть третья

При восхождении на Эльбрус и вправду нереально идти в так называемом рваном темпе. Здесь нужен исключительно спокойный, даже некий медитативный настрой. Данный подъем вполне можно сравнить с подъемом на последний этаж шестнадцати этажки. Только вы здесь поднимаетесь на сорок три шестнадцатиэтажных дома. Если вам и вправду когда-либо приходилось подниматься так высоко, то вы прекрасно знаете, что это и вправду непросто и от этого очень сильно устают ноги. Но данный штурм является финальным и в нем нет ничего невозможного. Во время такого подъема каждый восходитель в какой-то момент осознает, что он перестал считать шаги и метры и просто следит за своим дыханием. А это и вправду очень важно. Так, кажется, в это время нет ничего, кроме дыхания. Только когда вы можете дышать ритмично и полностью контролируете свой организм, то уверенно продвигаетесь к своей цели. Так у вас есть исключительно одно дыхание и ваша цель. Это и вправду невероятное ощущение. Его нереально описать простыми словами. Это нужно прожить. И если ранее вам не приходилось медитировать, горы вас этому наверняка научат. Итак не спеша поднимаемся все выше и выше. Слева отчетливо видно и сам ледник Микельчиран. А справа можно увидеть то место, которое по форме очень напоминает кратер. Дальше видно небольшое озеро. Как только температура воздуха повышается и ледники тают, кратер заполняется чистой ледниковой водой. После некого перегрева в темпе группы, мой организм немного начинает перестраиваться в свой обычный режим дыхания, свою скорость подъема. Помню, что в тот момент состояние моего разума было немного оторвано от действительности. И тогда возникает желание идти исключительно в своем темпе. Так на не очень сложных маршрутах именно так я и решал поступать. Так я старался прислушиваться к своему организму и продолжал идти в уже своем темпе. Так мне было намного комфортнее и к тому же не подступала усталость. Однако и тот ритм нельзя назвать исключительно ровным. Он, скорее всего, был подчинен неким законам физиологии.

Скажу, что данное чувство мне чем-то даже напоминало бег на длинные дистанции, когда мне приходилось бежать по двадцать-тридцать километров в неком состоянии медитации. Я отключал все ненужные мне мысли и чувства и при этом старался забыть про расстояние и время. В самом начале я концентрировался на дыхании, а когда дыхание входило в нужный мне ритм, и вовсе переставал о чем-либо думать. Разумеется, какие-то мысли все же блуждали тогда в моей голове. Но они были действительно спокойным, а главное – в них не было негатива. Сейчас мне очень тяжело вспомнить про что я думал во время таких длительных переходов. Что касается второго подъема на высоту штурмового лагеря, то он мне тогда показался намного проще, нежели первый. И это несмотря на мои тяжелые рюкзаки. Таким образом сказывалась акклиматизация. Стоит заметить, что в этот день погода нас и вправду радовала. Так солнышко светило много и к тому же часто. А главное – идти было не холодно. Правда, пару раз капал небольшой дождь. Но даже он не заставил меня одеться. Скажу, что в этом подъеме я смог найти действительно удобную для себя одежду. Так на мне были шорты, майка и термобелье. Скажу, что термобелье и вправду предохраняет от перепадов температур. А они здесь могут происходить едва не каждые пять минут. А главное – это то, что в такой одежде кожа вполне может дышать. Тогда же мы смогли увидеть, что на Джылы-Су погода намного хуже, нежели у нас на высоте. Так там висели облака и даже было видно грозовые тучи. Правда, порой солнце таки освещало эти уголки.

В общем подъем проходил без каких-либо сложностей, спокойно и к тому же ровно. На маршрут у нас тогда отводилось шесть часов времени и мы смогли его пройти за это время. Как только мы вышли на морену, я сразу же принялся устанавливать палатку. Таким образом, мы перестраховывались на случай непогоды, чтобы было где укрыться. Тогда с неба посыпалось пару градинок. С той целью, чтобы не намочить внутреннюю часть палатки, я решил разложить ее на земле и накрыл тентом. Как мы заметили, на морене на то время были построены из камней ветрозащитные стены. Места, где стоит установить наши палатки мы выбрали еще вчера, когда проводили заброску продуктов. И теперь нам нужно было только развернуть лагерь и что называется радоваться жизни. Скажу, что на такой высоте погода действительно чрезмерно нестабильная. Так всего за один час может стать холодно и жарко. Уходят облака и приходит жара. Как только пришли облака и начал дуть ветер с ледника, тотчас холодно. Однако если говорить в целом, то погода на морене была намного стабильнее, чем, скажем, в Джилы-Су. А вот воздух когда отсутствует туман действительно чрезмерно сухой. Неимоверно удобно сушить вещи на прогретых солнцем камнях. Да и просто посидеть-погреться здесь весьма комфортно. А вот в ночное время суток очень подмерзает. Но это не является проблемой, если вы правильно подобрали спальный мешок и саму палатку. Интересно, что на нашей высоте облака то и дело творят какие-то метаморфозы. Так они то закрывают частично пейзаж, то слегка подергивают его нежной вуалью. И так принято смотреть вниз и понимать, что где-то там внизу туман и дожди, а у нас солнечно и к тому же сухо. Пусть даже не весь день. Как только появляются закатные лучи, окружающий пейзаж удивительно меняется, а облака и вовсе меняют свою форму каждые пять минут. Они то и дело подсвечиваются разными красками. При том то появляются, то исчезают. Что касается ветра в горах, то он и вправду может разогнать даже наиболее густую облачность и при этом открыть чистое звездное небо.

Скажу, что все наши палатки на то время были установлены в каменных оградах. Они и вправду очень сильно нам помогали ночью, когда поднимался ветер. После смой установки палаток, оградки были достроены. Скажу, что физическая активность и вправду является очень полезной для акклиматизации. Так если частенько двигаться и заниматься физическим трудом, то организм сможет намного быстрее адаптироваться к высокогорным нагрузкам и таким образом дальнейшее восхождение будет проходить в разы легче. Тогда, конечно же, данный совет далеко не все понравился. Но мне, как ни странно очень хотелось как можно больше шевелиться, таскать камни и что-либо делать. Этим я тогда, собственно, и занимался. Таким образом, стенка вокруг моей палатки и вправду была основательно доработана, а что касается прохода в ней, то он переместился в защищенную от ветра сторону.

Еще хочу заметить, что если в горах ты ничего не делаешь, то пропадает желание что-либо делать вообще. Так хочется только лежать и спать. Таким образом, лучше всего встряхнуть себя из такого ленивого состояния и чем-либо занять. В идеал – найти физическую работу. Не могу не отметить и то, что облака на скалах Ленца вполне являются некой эльбрусской традицией. Некие воздушные потоки на высоте четыре тысячи шестьсот метров то и дело нависают над восходителями. И вот уже видна та самя восточная вершина. Уже через два дня нам предстоит на нее взобраться. Тогда солнышко осветило наш будущий маршрут. Облака постепенно расходились и можно было во всей красе увидеть вершину, нашу цель и мечту. Она кажется действительно близкой и доступной, но это ощущение очень обманчивое. И в дальнейшем мы в этом убедимся. Уже после заката у нас был вкусный ужин и крепкий сон. Не представляю как, собственно, на такой высоте вообще можно не спать. А уж тем более, если позади насыщенный событиями активный отдых.

Когда поднимались, то гид нас то и дело обучал правильно подниматься по леднику в кошках. И от этого маршрут отнимал у нас еще больше сил, чем мог бы отнять. И к тому же незнакомая высота и разряженный воздух не делали этот подъем слишком легким. Наш гид тогда даже в какой-то момент сказал нам, мол, мы на высоте четыре тысячи триста метров. На самом же деле мы были на высоте четыре тысячи шестьсот метров. Но мы на него ничуть не обиделись. Вниз спустились все довольно-таки уставшими. А вот мои ботинки были действительно не очень-то пригодными для восхождения. И потому они промокли. Передо мной стояла задача их высушить. Но как это сделать, если уже этой ночью нам предстоит выход на вершину.

Вечером нам сказали про то, что на вершину мы отправимся не этой, а уже следующей ночью. Так погода должна быть более-менее благоприятной для восхождения. Мы порадовались такой новости, поскольку впереди у нас был отдых. Нам не нужно было куда-то идти и что-то преодолевать. Просто занимались своими делами и отдыхали. Тогда нас радовала и погода. Она заметно улучшилась. А закаты и рассветы стали намного красочнее. Ночное небо стало очень звездным. Дневка у меня тогда ушла на доработку каменной стены вокруг моей палатки. Также в тот день мне пришлось много стирать и сушить одежду и снаряжения.

Учитывая скорость нашего восхождения на скалы Ленца приняли решение выходить в четыре часа утра. Скажу, что вечером меня то и дело терзали сомнения, словно перед каким-то решающим соревнованием. Так ночью я спал действительно очень чутко. Мне иногда снилось, что звучит команда подниматься и я тотчас поднимался с кровати. И потому когда я в реальности услышал эту команду, то у меня ушло на подъем и одевание и вправду мало времени. Конечно же, в тот волнительный вечер перед выходом я разложил все таким образом, чтобы без каких-либо заминок и очень быстро быть готовым к старту. Как оказалось, благодаря моим заблаговременным приготовлениям, у меня в запасе есть свободное время. И потому я решил воспользоваться ситуацией и сделал несколько интересных фото на память.

 И вот уже стартовало наше восхождение на восточную вершину Эльбруса. Так как в этот период ледник еще был замерзшим, то мы приняли решение выходить на штурм без связки. Однако решили идти как и прежде – тремя группами по три-четыре человека. Вышли тогда в половине пятого утра. Когда мы были в дороге и следовали к скалам Ленца, солнышко тронуло рассветными лучиками вершины гор и наш склон окрасило в невероятно красивый розовый цвет. Так как зоря поднималась, то решили поскорее выключить и фонари. Продолжать идти можно было и без них. Вначале идти было непросто, так как давало о себе знать ранее пробуждение и тревожная ночь. Однако позже я обратил внимание на то, что в горах всегда так. В самом начале ноги словно инертны, сбивается дыхание. Но как только ты берешь себя в руки и держишь ритм, все быстро налаживается. И вот уже идется намного легче и радостно. Мы взяли единый неторопливый ритм и потому шли без остановок и не делали паузы. Таким образом, мы старались не сбивать дыхание и при этом следили за ритмом шагов. Через некоторое время мне стало намного легче и я даже вышел вперед всех остальных и принялся фотографировать группу. К скалам Ленца все мы шли действительно легко и даже незаметно. Я пользуясь каждым таким подходящим моментом выходил вперед и фотографировал участников группы.

Скажу, что до высоты пять тысяч сто метров я шел и думал о том, что в действительности нет ничего слишком сложного в восхождении вообще. Просто иди размеренно делая шаг за шагом. Уже на высоте пять тысяч сто метров появилось желание сделать остановку и немного отдохнуть. А еще через двести метров мой позитивный настрой куда-то исчез. Так в этих местах закончились те самые скалы Ленца и начался «Вечный купол». Так его называют многие восходители. Он собой представляет купол. На первый взгляд он небольшой. Таким образом, создается иллюзия, что к вершине всего-то каких-то пятнадцать минут, не более. В действительности эти пятнадцать минут перетекают в целые три часа, а купол словно тянется всю вечность. На данной высоте начинает сказываться то самое кислородное голодание. Так мышцы теряют свои запасы и просто отказываются идти. Таким образом, приходится идти небольшими шагами и время от времени делать коротенькие передышки. Скажу, что на протяжении всего восхождения нам сопутствовал сильный ветер и иногда казалось, что в нем есть некий запах соли. Он был настолько сильный, что поднимал с поверхности крупу и беспощадно швырял ее в лицо. Но вместе с тем скажу, что ветер был нехолодным. Даже можно сказать, что он был весьма теплым. В том случае, если бы ветер дул с точно такой же силой, но при этом был холодным, вряд ли Аше восхождение было бы успешным. А так он нас изматывал и отбирал силы, но при этом не холодил. У нас была надежда, что  обеду он таки стихнет, но это так и не произошло. На высоте четыре тысячи восемьсот метров нам посчастливилось встретить альпинистов. Они спускались с верхних скал Ленца. Они нам сказали, что смогли дойти до пяти тысяч метров, но из-за сильного ветра решили отказаться от дальнейшего восхождения. Но к нам погода была весьма благосклонной. Когда мы оказались на высоте пять тысяч метров, то решили, что ветер вполне приемлемый и потому можно продолжить подъем на верх.