0

Мое восхождение на Эльбрус. Часть третья

И вот уже пришло время подъема. Тогда погода нас радовала. Небо было чистым и звездным, а значит, шансы на успешное восхождение возростали. Вита тогда встала первой и поставила воду для чая. Потом она разбудила всех остальных. Было видно, что она и вправду настроена очень даже решительно. В то время пока чаевали и ждали кашу все оценивали свое состояние. Каждый думал про то, сможет ли он пойти дальше. К счастью, на то время все себя чувствовали довольно-таки неплохо и в районе часа ночи всем составом мы отправились к горе. Так как снег с вечера замерз, мы все шли в одной связке. Передвигались довольно-таки медленно, делая остановки для отдыха. При том самочувствие было вполне нормальное. Неподалеку так называемого поворотного камня нас обогнала группа. Это были иностранцы. А внизу стартовала на восхождение еще одна группа. Было понятно, что приняли решение подниматься не только мы. Где-то в районе четырех часов утра группе удалось подняться на нижние скалы Ленца. Как оказалось, там уже стояла палатка. Так есть такие группы, которым больше нравится подниматься на штурм не с высоты три тысячи восемьсот метров а постепенно с ночевками на высоте четыре тысячи пятьсот метров и четыре тысячи восемьсот метров. И оттуда уже непосредственно сам штурм вершины. Поскольку на тот момент нашему руководителю группы и вправду нездоровилось, то привал немного затянулся. На нижних скалах Ленца нам пришлось задержаться до рассвета. Именно в то время был актуальным вопрос о продолжении восхождения. К счастью, один из инструкторов на то время чувствовал себя неплохо и потому был в силах попробовать продолжить восхождение. Так мы с ним договорились, что он нас поднимет на высоту пять тысяч двести метров, а дальше уже будет видно. Так мы и пошли дальше. Мы с Витой шли впереди со всем провиантом. Кажется, мы были тогда самыми бодрыми и уверенными в предстоящем успехе. Примерно за час-полтора нам удалось добраться к средним скалам Ленца на высоту четыре тысячи восемьсот метров. Как оказалось, в 2010 году именно здесь упал вертолет. Сейчас же от него ничего не осталось. Итак, мы ставим топить снег и готовим так называемый высокогорный компот. Когда напился вкусного компот, пошел немного осмотреть всю красоту окружающей местности. Все, кто немного задерживались, подошли примерно через час. Так все перекусили, выпили чая и стало немного легче. На то время нашему инструктору было не очень хорошо. Все симптомы горной болезни что называется на лицо. Чувствовал он и сильную головную боль, и нехватку кислорода. А вот мне тогда что называется повезло. Так я чувствовал себя действительно превосходно. Мой организм, наверное, решил меня пощадить и таким образом помог мне справиться с болезнью. Я вполне был готов что называется рваться в бой. И тогда постал вопрос как же быть дальше. И вот снизу подошла группа опытных альпинистов. В той группе были как более молодые альпинисты (под тридцать), так и уже альпинисты старшего возраста. Я тогда не удержался, разыскал их руководителя группы и спросил нет ли желания в скором времени подниматься. На это они мне ответили, что они, собственно, и планировали в ближайшее время подниматься наверх. И с этой отличной новостью вернулся к нашим и сказал, что мы с Витой будем подниматься на вершину с этой группой.

Часы показывали пол девятого и чтобы не ждать очень долго, я решил отпроситься у инструктора подняться на высоту пять тысяч двести метров. Скажу, что с высоты четыре тысячи восемьсот метров на высоту пять тысяч двести метров я шел довольно-таки бодро. Примерно за час мне удалось уложиться. Хоть и гулял немного, чтобы полюбоваться видами горной местности. И только наверху я смог увидеть, что участники моей новой группы вышли на маршрут. Вот тогда у меня появилась уверенность в том, что теперь вершина уж точно никуда от нас не денется.

По дороге к скалам Ленца открывается великолепный вид на вершину. И такое ощущение, что до нее можно достать рукой. Не более часа пути. Такое впечатление, что очень близко и легко. Пока ждал группу, никак не мог усидеть на месте. Тогда я себя чувствовал очень хорошо. Наверное, была на тот момент некая эйфория. Но я тогда вспомнил, что эйфория может быть симптомом горной болезни и потому я постарался ее как можно скорее отогнать от себя. И потому я себя взял в руки и заставил что-то делать. Немного покушал и принялся фотографировать окружающую меня красоту природы. Примерно через полтора часа подошли и участники моей новой группы. Я у них попросил разрешения присоединиться и дальше продолжил восхождение с ними. Позже я понял, что их темп ходьбы хоть и своеобразный, но весьма правильный. Так шли они невероятно медленно. А режим ходьбы такой – двадцать минут идем и десять отдыхаем. В самом начале я думал, что такой темп ходьбы явно не для меня и даже хотел попросить разрешения идти немного быстрее. Но сейчас думаю, что все же хорошо, что так и не решился на это. Примерно на высоте пять тысяч триста метров я почувствовал подступы той самой горной болезни. Притом пришла действительно весьма неожиданно и что называется по всем фронтам. У меня тогда очень сильно разболелась голова. Началась тошнота и даже кружилась голова. Шел тогда словно в тумане. А когда объявляли отдых, я просто падал на рюкзак. Десять минут отдыха пролетали словно мгновение. Тогда вроде как засыпаешь и вот уже команда вставать. И вот мы уже на высоте пять тысяч пятьсот тридцать метров. И вот вижу, слева лежит руководитель группы и едва дышит. Я остановился и поинтересовался нужна ли моя помощь. На это мне ответили, что помощь не нужна. На том я продолжаю идти. С дыханием у меня на тот момент тоже было не все хорошо. Так сделать полный вдох было непросто. Так дышать приходилось через ткань кофты. Если же вдыхать холодный воздух, то чувствуется боль, словно при ангине. А вот что касается ног, то как ни странно, они себя чувствовали вполне нормально. Правда, нужно было не забывать командовать ими. Так иду, делая периодически остановки. И вот наконец она, долгожданная вершина! Как-то даже не верится. Нелегко она мне далась! Скажу, что совершенно никаких эмоций не было. Все красиво. А справа западная вершина и к ней дорога отлично просматривается. Мы с Витой поздравляем друг друга и делаем это как-то вяло. Понятно почему, силы у нас на тот момент что называется на исходе. Как же так побывать на вершине и не запечатлить этот важный момент в моей жизни. Мы с удовольствием фотографируемся на память. Со временем от холода выключается мой телефон. Да уж, прохладно. Скорее всего, градусов десять-пятнадцать, не меньше. И вот Вита начинает паниковать. Как оказалось, со стороны нашего подъема идет непогода. И это не то, что неприятно, а попросту опасно. Так если мы попадем в этот так называемый фронт непогоды, то придется проситься к новой группе в палатки. Но до них еще идти и идти. И мы решили начать спуск как можно скорее. Вита и вовсе не шла, а бежала, настолько хорошо она тогда себя чувствовала. Я же пошел за ней и понял, что спускаться не так и просто как может казаться. Одно время даже появилось желание достать ковер и попробовать спуститься на нем. Н, к счастью, я таки задавил в себе это желание. Примерно на высоте четыре тысячи триста метров мне стало немного легче. В лагерь пришел еле живым. Лег тогда часа в семь. А утром встал бодрым, веселым и счастливым!