0

Как я тренировался перед восхождением на Эльбрус (радикальные выходы)

Как только мы прибыли, тотчас приняли решение сильно не переусердствовать, а все оставшееся время посвятить непосредственно прогулкам на свежем воздухе. Так в самом начале решили немного прогуляться от Терскола в сторону Чегетской поляны. Это примерно полтора километра на одной высоте. Немного покушали в местных кафе. Скажу, что цены здесь и вправду нас приятно удивили.

Что касается нашей первой пешей тренировки, то это была прогулка к станции Азау. И это по довольно-таки хорошей асфальтовой дороге. Сама дорога примерно четыре-пять километров, а подниматься вверх нужно метров двести. Высота станции равна две тысячи триста пятьдесят метров. Помню, что тогда когда шли по асфальту, начали думать про то, что все же нужно было побольше бегать утром и к тому же отказаться от своих пагубных привычек. А как только оказались на поляне Азау, тотчас возникло желание присесть на скамейку и отдохнуть. Скажу, что там жизнь что называется бурлит вовсю. Так в тех местах работает множество кафе, канатная дорога то и дело привозит-увозит людей. И при этом гримит музыка. А особенно были заметными люди, которые вернулись с Эльбруса. У них какие-то обезумевшие глаза и обожженные лица. После непродолжительного отдыха все мы отправились вниз. Скажу, что дорога вниз намного приятнее и к тому же легче. Какой-то отдых. На своем пути обследовали лавинные пушки, которые стоят на обочине дороги. Они находятся в очень плохом состоянии. Подкрадываются сомнения, что они могут стрелять. Поужинав в одном из местных кафе мы пошли спать. А уже на следующий день нам предстояло отправиться на Чегет. Так мы проснулись примерно в девять утра и начали собираться. Все начали рассказывать про свой сон. Скажу, что сон на высоте чуть больше двух тысяч метров очень отличается от сна на равнине. Интересно, что ты отчетливо помнишь, что снилось. Сны очень цветные, но сюжеты кошмарные. Когда мы собирались, то я сделал большую ошибку. Я был уверен, что на высоте три тысячи двести-три тысячи триста метров может быть очень холодно и надел любимый горнолыжный костюм. Он меня всегда выручает, даже когда температура опускается до минус двадцати градусов. Помимо того, я принял решение испытать альпинистские кофлачи одного московского знакомого. И вот в таком виде я, собственно, отправился в сторону Чегетской поляны. А по дороге я начал понимать, что эти ботинки уж точно не на мою ногу. Они мне сильно натерли ноги. И это, конечно же, е радовало. Однако мечты про вершину не оставляли меня в покое и я продолжил свой путь наверх. В самом начали мы пробовали держаться вместе как одна группа. Но потом все же это не получилось. И понятно почему, ведь у всех разный уровень подготовки. Так двое москвичей каждое утро бегали по восемь километров и понятно, что они ускорились и помчались вверх. Тогда у меня даже возникла ассоциация с ратраками. Что касается нас, то мы едва передвигались где-то там в самом хвосте и при этом обливались всеми потами. Скажу, что тогда мне самыми непростыми показались первые триста метров. А со временем организму удалось кое-как приспособиться к таким непростым условиям. Даже как-то так незаметно выработался свой ритм. Примерно пять минут поднимаешься, минуту отдыхаешь и так далее. Скажу, что тогда мне и вправду очень мешал комбинезон. Я его расстегнул до самого пояса и засучил рукава. Но даже и это не помогло. Мне было очень жарко и к тому же душно. Радовало тогда только одно – превосходный вид на Баксанское ущелье. А когда смотрел вниз, то очень слабло верилось, что смог собственными ногами подняться на такую высоту. К самому кафе мы смогли дойти за два часа. Там и решили устроить привал. Когда я весь этот путь преодолел пешком, то понял, что работники канатной дороги деньги берут не просто так. Скажу, что сложилось такое впечатление, что этот подъем намного дороже тех денег, что люди платят за канатку. Что касается второй очереди Чегета, то она мне показалась проще. По крайней мере, это было по моим ощущениям. Скорее всего, мой организм на тот момент просто смирился с происходящим. На то время перед нами начали открываться невероятной красоты виды. Тогда я даже увидел очень красивое облако. Оно чем-то напоминало сказочного персонажа.  Как только все мы смогли подняться по тропинке, которая огибает гору с обеих сторон, то увидели, что к вершине ведет тропа среди камней. Сама вершина немного напоминает какой-то пупырь. А затем каменная гряда ведет вверх. Чтобы иметь такую возможность пройти дальше по каменной гряде, нужно иметь специальное альпинистское снаряжение, без него никак. Но так как в наличии у нас его не было, то мы сфотографировались, полюбовались могущественным Эльбрусом и отправились вниз. Сама дорога, ведущая вниз, была намного легче. Единственной на то время проблемой были мои альпинистские ботинки. Они продолжали мне натирать ноги, правда, теперь уже в других местах. А вот мой попутчик еще больше натер ноги своими ботинками и потому вниз он спускался с помощью канатки. Так вниз мы шли втроем. Тогда на спуск у всех нас ушло примерно полтора часа. Закончилась вода в наших пластиковых бутылках.

На последнем спуске ноги меня едва держали, можно сказать, чисто условно. К счастью, нас тогда ждал ароматный горячий. С таким удовольствием я еще никогда в своей жизни не пил чай. На то время он мне показался каким-то нереально вкусным. А вот кушать мне тогда совсем не хотелось. И это даже было странно. Хотя все же пришлось заставить себя покушать. Итак, не спеша мы смогли добраться до дома. Приняли душ. Когда осмотрели свои ноги, то расстроились, так как на них было очень много мозолей. Мы быстренько обработали мозоли и пошли спать. На этот раз сны уже были не очень яркими как прежде.

Уже на следующий день рано утром мы отправились к местным спасателям. Мы тогда хотели выяснить нужен нам инструктор или нет. И стоит отметить, что пугать они точно умеют. Так они нам рассказали очень много страшных историй про всех тех восходителей, которые отправились на восхождение без инструктора. Конечно же, выслушав все эти истории, мы приняли окончательное решение заручиться поддержкой квалифицированного инструктора. Итак, мы заказали услуги одного инструктора на три дня. На второй день у нас по плану был выход в сторону скал Пастухова, а уже на третий – само восхождение на вершину Эльбруса. Уже после визита к спасателям, мы отправились на второе по счету радикальное восхождение. Нам нужно было двигаться вдоль водопада «Девичьи косы», обсерватории «Новый Кругозор» и к самой ледовой базе. Скажу, что дорогу к обсерватории вполне нормальная. Так если ее немного расчистить, то реально проехать даже на джипе. Разумеется, на хорошем джипе. И стартует она с поселка, с противоположной стороны от военной туристической базы. Скажу, что тогда мы еще не успели восстановиться после Чегета и потому дорога далась действительно непросто. К водопаду мы тогда шли более двух часов времени. Помню, что по дороге я понял, что у меня совершенно нет никаких сил продолжать идти дальше. Так я принял решение немного отдохнуть возле водопада и там подождать своих попутчиков. Так я немного посидел на камнях и принялся искать тропу с той целью, чтобы подойти как можно ближе к воде. В самом начале мне даже пришлось ползти по траве и камням. Но позже я таки смог найти тропу, которую не было видно с дороги. По ней я и смог добраться к воде. По правде говоря, ничего более вкусного в своей жизни мне не приходилось пить. Так я не только напился вволю, а и набрал с собой воды. Тогда я понял, что мои силы на самом деле восстановились. Не знаю что тогда на самом деле повлияло. Может, вода была чем-то заряжена или просто открылось второе дыхание. Так я очень быстро смог дойти до самой обсерватории. Ловил себя на мысли, что остановки больше не делал. Так я продолжал идти вверх, словно какой-то автомат. Так я туда смог дойти за час. Где-то примерно на развилке возле обсерватории я обнаружил небольшой пакет с продуктами питания. Оказалось, что это позаботились про нас ребята, которые шли раньше. Так они нам оставили грецкие орехи и курагу. Когда подкрепился, то почувствовал себя еще лучше и тогда решил немного поэкспериментировать над собой. Так я решил попробовать немного побежать вверх по горе. Так метров сто пробежал, потом шел некоторое время пешком, а потом снова бежал. В таком ритме я смог догнать одного из наших попутчиков. Далее мы уже шли вместе. Скажу, что там дороги уже нет. Так не спеша мы смогли пробраться по камням. А как только поднялись выше обсерватории на двести пятьдесят метров, то заметили, что камни стали намного крупнее. Так мне тогда нужно было совмещать ходьбу и альпинизм. Именно тогда ко мне пришло понимание того, что дальше идти в кроссовках я так и не смогу. Дело в том, что для прохождения по такой поверхности нужна специальная обувь, которая фиксирует голеностопы. Тогда в своих треккинговых кроссовках я вполне мог подвернуть ногу. И скажу, что тогда всем бы пришлось непросто. Так я немного полюбовался на соседнее ущелье, сделал пару снимков и пошел вниз. Скажу, что когда спускался, то получил массу позитива. Итак, был и вправду фантастический спуск по каменной гряде. Вокруг необыкновенная красота. Выше только великан Эльбрус. А горный воздух… Его и вправду очень сложно сравнить с чем-либо. А вокруг тишина и полное одиночество. Лишь горы и я. То, что я тогда чувствовал и вправду невозможно передать словами. Это может понять исключительно тот, кому посчастливилось там быть.

Как только я спустился к обсерватории, то увидел одного из попутчиков. Он сидел, любовался окружающей природой И просто ждал. Вдвоем мы пошли вместе. На спуск у нас тогда ушло два с половиной часа, не меньше. За весь путь привал сделали всего один раз возле водопада. Мой попутчик попробовал пробраться к воде с той целью, чтобы сделать хорошие фото под струями. В итоге такая затея закончилась тем, что он получил огромным бульником по плечу. И это хорошо, что по плечу, а не по голове. Как выяснилось, этот водопад еще может бросаться камнями. В это время солнце начало прятаться за горы. Непонятно откуда ветер нагнал облака и скоро начал капать дождик. Зато я смог тогда снять отличный кадр как солнце пробивается через облака. Сама дорога на высоте три тысячи четыреста метров к ледовой станции в большинстве мест напрочь завалена большими камнями. И особенно это заметно в верхней части. Так идти нужно было по едва угадываемой тропинке. И в этот вечер один из самых опытных наших восходителей едва успел дойти до кровати и тотчас упал на нее, отказавшись от ужина.