0

Тогда я хотел подняться на Эльбрус с юга. Часть первая

Итак, в четыре часа плановый подъем. Утром понимаем, что куда-то запропастился газ и к тому же не работает плита. Здорово, что с собой есть несколько баллонов и горелки. На этих горелках принимаемся делать чай и, собственно, завтрак. Уже в половине шестого мы выходим. Целью нашего сегодняшнего дня был акклиматизационный выход к скалам Пастухова. Итак, идем каждый в своем темпе. Так кто-то и вправду идет очень быстро, кто-то просто быстро, а кто-то не спеша, но уверенно. Что касается лично меня, то я шел медленно, но вместе с тем уверенно и делал периодически остановки.

А одна из наших попутчиц зачастую идет последней. Она говорит, мол, старая и к тому же уже больная и вообще ей срочно нужен отдых. Сегодня нам посчастливилось наблюдать рассвет в горах. Стоит заметить, что рассвет сам по себе – невероятно красивый. А в горах это вообще необыкновенное зрелище. У Николая снова сильно болит олова. Он говорит, что она болит просто неимоверно. Итак, он принимает решение отправляться вниз. Что касается нас, то мы продолжаем подниматься вверх. В самом начале по бокам то и дело тянутся скальные гряды. Наконец они таки заканчиваются и нам удается выйти на открытый участок местности. Там уже начинает подниматься сильный морской ветер. А особенно тяжелым кажется крайний подъем к Скалам. Дело в том, что чувствуется нехватка кислорода и при том подъем слишком крутой. К тому же начинает резко падать скорость. Так мы не идем, а практически карабкаемся или же точнее сказать ползем. Итак нам удается доползти к верхней границе Скал Пастухова. Высота здесь должна быть четыре тысячи восемьсот метров. Но наш навигатор почему-то показал на сто метров ниже. Здесь ветер дует не просто очень сильный. Он какой-то зверский. И такое здесь вне зависимости от погоды. Если снимешь перчатку, сразу же вымерзнет рука. А вот фотографироваться в таких условиях и вправду непросто. Со временем все собрались на скалах. Решаем подняться немного выше. Кто-то тогда убежал сильно вверх и таким образом оторвался от всех остальных участников группы. Что касается меня, то я старался лезть не тупо в лоб, а диагональю вправо-влево с постепенным набором высоты. И это значительно проще, нежели когда мы лезли по прямой к скалам. В подобном темпе идти намного легче. Где-то там впереди то и дело маячат вешки и сама Косая Полка. Это тропа, которая огибает Восточную вершину. Погода какая-та совершенно нестабильная. Так в это время дует сильный ветер и притом жарит солнце. Наша ближайшая цель – Косая Полка и мы едва к ней не бежим. А в это самое время где-то там внизу нам кричат попутчики и машут руками. Мы поняли, что они нам сигнализировали о том, что мы слишком высоко взобрались и мол нельзя так высоко в этот день. Мы же тогда не сразу их смогли увидеть, поскольку просто не смотрели вниз. Ближе к отметке в пять тысяч метров мне что-то начинает давить на мозг. Это была небольшая головная боль. И того начинаю понимать, что это сигнализирует мой организм про то, что выше подниматься пока не нужно. Все же у нас акклиматизационный выход. Итак на отметке четыре тысячи девятьсот семьдесят семь метров я принимаю решение свернуть назад. Предлагаю то же самое сделать своему попутчику. Но он таки отказался от моего предложение и отправился дальше вверх в сторону той самой Косой Полки. Я же иду вниз и по дороге встречаю Михаила. Как выяснилось, мы не так поняли нашего инструктора и нам не нужно было идти к Косой Полке. Я грустный продолжаю идти вниз. По дороге встречаю гида, который также высказывает мне все, что обо мне думает. Так как для дискуссий у меня просто не хватает кислорода, я решаю уйти вниз. Итак, иду к Скалам. Там уже встречаю Толика. Он жалуется на головную боль. Решаем идти вниз. Погода существенно портиться и появляется облачность. В какой-то момент нас и вовсе накрывает густой туман. Скажу, что в таком непроглядном тумане для нас настоящим спасением были лишь вешки. По ним тогда, собственно, мы и ориентировались. Так шли от одной к другой вешке. При этом понимаешь, что где-то здесь находится то самое известное каждому альпинисту огромное плато с трещинами. И потому дорога у нас только такая – от одной к другой вешке. Итак, не спеша таки спускаемся. Я немного раньше, а мой друг чуть позже. У него темп более медленный. Слегка давит голова. Наверное, таки гид был прав, зря я так высоко сегодня залез. Часы показывают час дня. Ждем всех остальных и потом начинаем обедать. Так как в итоге все обошлось, принимаемся смеяться над тем как сегодня нам досталось от инструктора за подвиги. Инструктор также посмеялся вволю вместе с нами. На улице в это время радует своим теплом солнце. Но тогда же в нашем домике произошел самый настоящий потоп. Дело в том, что ночью на крышу вагончика навалило очень много снега. А уже сегодня под лучами солнца он вполне благополучно растаял. Вдруг начал слышать звуки капающей воды. Когда открыл дверь, то меня и вовсе полилось словно из ведра. Со временем над нашей верхней полкой начала протекать крыша. Принимаемся убирать спальники и все остальные вещи. При этом подставляем кастрюлю. А Сергей берет лопату и лезет на крышу вагончика. Он сгребает оттуда снег, а потом с помощью метлы выметает остатки снега с крыши. На этом наш потоп благополучно завершился. Как только пришел хозяин приюта, тотчас переключил нам баллон с газом. У нас опять заработала газовая плита. А значит, горелки можно убрать. Уже во второй половине дня начали думать про наше восхождение. Оно уже начнется сегодня ночью. У одного из наших попутчиков начались проблемы. У него внезапно поднялась температура. Ясно, что его восхождение сейчас под большим вопросом. Стоит ли рисковать своим здоровьем и подниматься на вершину с такой простудой? Он и сам все понимает и потому говорит, что с восхождением спешить не станет, а посмотрит по своему здоровью. Если почувствует себя лучше, то таки рискнет и пойдет. Если же лучше не станет, то таки откажется от восхождения. А вот у Миши продолжала болеть голова. Но он несмотря ни на что рвется на вершину. Притом не просто хочет подняться вверх, а именно взойти на вершину. Однако гид запрещает ему восхождение. И понятно, что с горой не нужно спорить. Вероятно, она не пускает по какой-то причине. Наверняка, таки есть смысл подумать почему все так происходит, а не просто ломиться вверх не взирая ни на что.

Что же касается всех остальных, то мы принимаем решение немного облегчить свою участь и ночью отправиться на ратраке на максимально допустимую высоту. А потом уже, разумеется, пешком. А вот один из попутчиков принял решение идти пешком. Он нам признался, что сама вершина его не особо интересует. Ему нужна высота пять тысяч метров. Признаюсь, что тогда у нас время от времени таки появлялась некая мифическая идея отказаться от Верины, а вместо этой затеи перевалить через седловину в сторону северного склона. А также спуститься на нижнюю границу тех самых скал Ленца. Оттуда хотели пойти вниз на аэродром, поляну Эммануэля, источники Джилы-Су. Но в действительности мы отправляемся на переговоры про ратрак. Все идет по плану. Примерно в четыре или же пять часов ложимся спать. Конечно, такое время для сна лично мне не по душе, но ничего не остается другого, так как на восхождении нужны силы. А подниматься придется очень рано.