0

Тогда я хотел подняться на Эльбрус с юга. Часть вторая

Итак, вот уже восьмой день как мы в горах. И это тот самый решающий день, то, ради чего мы сюда приехали и столько всего смогли преодолеть. Встали мы тогда в два часа ночи. Смотрим на погоду и понимаем, что там вовсю завывает холодный леденящий ветер. Совершенно не было никакого желания идти в такой холод. Но как говорится деваться некуда. Итак, после общих сборов вышли мы примерно в три часа ночи. Один из попутчиков так и не почувствовал себя лучше и потому решил таки остаться. Идем от самого вагончика в сторону ратрака. Залезаем в сам ратрак. Кроме нас сюда грузится еще примерно пять человек. Было ощущение, что это такой вариант маршрутки. Разумеется, исключительно высокогорной. Аналогию с маршруткой подтверждает и водитель ратрака. Он то и дело высовывается с окошка и просит передать за проезд. Самая настоящая маршрутка. Единственная разница – ты в горах и ночью, а также в жутком холоде. И цена значительно отличается. Итак, передаем за проезд и отправляемся в дорогу. Самой выгодной лавочкой в ратраке можно назвать заднюю скамейку, которая идет параллельно кабине, а также заднему борту. Почти сразу ратрак начинает подниматься вверх по склону. И таким образом нос задирается. А всех тех, кто сидит на задней лавке просто прижимает к спинке. Что касается сидящих на более выгодной лавке, просто что называется прижимает к спинке. А все те, кто сидят на боковых лавках, дружно заваливаются друг на друга. Скажу, что когда передвигаешься ночью на этой технике, то в этом и вправду есть нечто захватывающее. Так едешь ночью, при этом завывает ветер и холодно. Сам ратрак то и дело ревет. Медленный и при этом необратимый путь все выше и выше. Фары же из темноты то и дело высвечивают снег. А мимо проплывают скалы. Все время уклон идет исключительно вверх. В какой-то момент ратрак и вовсе упирается в снежный отвалДает газу, но не тянет. И здесь уже остановка. Высота пять тысяч сто метров. Как известно, дальше ратраки не ходят. Итак, мы начинаем выгружаться с так называемой высокогорной маршрутки. При этом вооружаемся кто палками, а кто ледорубами. И беспрерывно звякаем кошками. На данной высоте начинается та самая Косая Полка. Все как один включаем свои налобные фонарики и начинаем подниматься по Полке. В этом удивительном царстве льда и снега единственное, что видно – пятна от наших фонарей. Как же там на высоте более пяти тысяч метров? Да на самом деле ничего хорошего там нет. Завывает ветер, а еще холод и нечем дышать. Такие мысли первыми и приходят в голову в то время пока мы поднимаемся по Косой Полке. Подъем то и дело идет все выше и выше. Здорово то, что приходится идти ночью и мы не видим насколько крутой и резкий подъем. Если бы увидели днем, то сразу же отправились бы вниз. Итак, продолжаем идти в едином ритме, а значит, не спеша, но вместе с тем весьма уверенно. Наталья вначале идет сзади, а потом таки начинает ускоряться и даже обгоняет нас. Не зря же кто-то говорил, что на равнине она самая быстрая, а вот на подъемах, наоборот, медленнее всех. Здесь и вправду очень холодно и к тому же ветрено. Замерзают пальцы на руках. И даже пальцам на ногах очень холодно. Замерзает полностью весь организм. И это при том, что одет я был очень тепло. Хотя по правде говоря пока ты в движении, то существенно беспокоят руки и ноги, а весь организм в состоянии экономии тепла и потому ему более-менее нормально. Уже в начале Косой Полки чувствую как давит на мозг. И это была не головная боль, а именно давление внутри черепа. Легкое, но при этом не очень приятное. Да уж, гипоксию можно назвать основной бедой на высоте. Я стараюсь дышать максимально глубоко. Так делаю глубокие вдохи и выдохи. Они громкие и иногда даже возникают стоны. Зато все это дает эффект. Через некоторое время моя голова таки проходит и на мозг уже не давит. Косая Полка продолжает вести вверх и вверх. Мы с трудом, но таки поднимаемся. Делаем шаг за шагом. При этом помогаем себе треккинговыми палками. Честно говоря не раз было желание просто все оставить и идти домой, в тепло и уют. Хотелось навсегда уйти из этого холодного мира. Все же как никак , а к отметке в пять тысяч метров я дошел. И это уже немалое достижение. Но все же чувствую я себя неплохо, а значит нужно продолжать идти пока есть такая возможность. Итак, иду все выше и выше и понимаю, что каждый новый шаг таки приближает вершину. Про время ты здесь не думаешь совершенно, по крайней мере точно его не знаешь. Единственное помнишь, что в час дня где бы ты не находился нужно разворачиваться и идти обратно. Это такой негласный закон Эльбруса. Однако на тот момент нам до этого времени еще было очень долго и потому про время как такое можно было вообще забыт и не вспоминать. К тому же чрезмерно холодно для того чтобы каждый раз смотреть на часы. И потому сколько времени мы уже идем я не догадываюсь. Я тогда не чувствовал ни минут, ни часов, ни даже секунд. Был только один беспрерывный процесс подъема. Ты просто передвигаешь ноги, переставляешь треккинговые палки и дышишь с постоянным прослушиванием собственного организма. Итак, подъем заканчивается и начинается тропа на Седловину. Теперь тропа идет прямо и немного вниз. Идти становится намного легче. На данной тропе мы решаем не ускоряться. Темп сохраняется прежний. И только попробуй торопиться. Сразу же вспомнишь, что не хватает кислорода. Да что там не хватает. Его можно сказать, нет вообще. При этом темно, холодно и завывает ветер. И вот мы таки подходим на седловину. Седловиной принято считать небольшое уютное место между двух вершин. Высота здесь немаленькая – пять тысяч триста метров. Здесь уже понимаешь, что до вершины осталось совсем немножко. Признаюсь, что я представлял седловину другой. Я почему-то был уверен, что это большое плато. Но на самом деле это такая расщелина, узкое пространство. Интересно, что это место вызывает и вправду какое-то домашнее чувство. Справа и слева очень хорошо видны вершины. Они кажутся такими близкими, что до них словно подать рукой. Там на седловине мы и встречаем рассвет. Скажу, что это и вправду неимоверно красиво. Это просто какая-то неземная красота. Описать ее нереально. Это просто нужно видеть собственными глазами. Это словно надежда на то, что в итоге таки все будет хорошо. Где-то там между двух вершин уже хорошо видна рассветная полоса. Цвета меняются нежно и в то же время плавно. Постепенно начинает выходить солнце. Оно то и дело как-то довольно-таки причудливо меняет оттенки рассветного горного неба. У меня возникает огромное желание все это фотографировать. Хочется достать фотоаппарат и сфотографировать всю эту красоту. Но чувствую, что руки сильно замерзли и я не могу сделать задуманное. И потому не остается ничего другого как мысленно сфотографировать эту красоту и отложить где-то там в памяти. Интересно, что на тот момент у меня даже возникали вопросы относительно того где какая вершина. Проходили мимо нас восходители и мы у них поинтересовались где какая вершина. На меня тогда смотрели словно на ненормального, мол, как это так идти в горы и при этом не понимать где какая вершина. Нехотя, но таки сказали где расположена западная вершина. Оказалось, что мой друг был прав, а вот я ошибался. Это действительно весьма забавно вот так оказаться на седловине и при этом перепутать где какая вершина. Итак, начинаем не спеша подниматься. На самой седловине мы тогда решили сделать небольшой перерыв и отдохнуть. И снова время начинает терять свое значение. При этом начинается медленный, но весьма продолжительный подъем вверх. И есть здесь только мелкие шаги и собственное дыхание. Больше ничего не существует. Так ты делаешь несколько шагов и потом стоишь несколько минут, чтобы таки отдышаться. И три шага в минуту теперь отличный результат. И вот на этом склоне я чувствую, что меня потихоньку накрывает. При этом мне очень холодно, замерзли руки и ноги. Вся дрожу от холода. Я нахожусь в тени вершины, но впереди видна небольшая полоска солнца. На ней, конечно же, должно быть в разы теплее. Нужно только доползти вверх. Однако идти несказанно тяжело, так как сильно накрывает. Даже не знаю как это правильно объяснить. Скажу только, что горная болезнь у всех проявляется по-разному. Конечно же, есть общие симптомы, но в целом все индивидуально. Так у меня, скажем, не болит голова как у моих попутчиков. Чувствую себя вполне нормально. Но потом наступает такой момент, когда мне внезапно становится не по себе.