0

Самостоятельное восхождение на Эльбрус по южному маршруту. Часть вторая

Скажу, что я действительно настолько устала, что весь остаток дня то и делала, что ела и спала. Все, больше ни на что у меня не хватало времени. В соседнюю комнату поселились шестеро мужчин. Как выяснилось, уже зимой они планируют отправиться на Аконкагуа. . а вот на Эльбрус они решили отправиться исключительно для тренировки. Двое из них являются самыми настоящими отпетыми туристами. Остальные же не такие фанаты. Готовили есть и пили коньяк. Когда я и слушала, то и вправду поняла, что они действительно сильные и волевые люди. И на Эльбрус, скорее всего, смогут подняться часа за два точно. Выходить они планировали в две группы. Так те, кто являются слабо подготовленными, будут выходить примерно около полуночи, а те, кто отлично подготовлены, через час и постепенно их догоняют. Когда я почти заснула, но все еще могла слышать, то поняла, что один из восходителей предложил Косте нанять скутер в сторону Косой Полки. И мой попутчик таки договорился с ребятами по вполне приемлемой цене. Так в три часа ночи его должны забрать и забросить куда положено. Что касается меня, то я тогда планировала выходить примерно в два часа ночи. Спать нормально не получалось. Так давали про себя знать и высота, и волнение. С ужасом вспоминала свой недавний подъем по Косой. Старалась таки не думать как мне придется идти. В итоге принимаю решение, что нет смысла ждать еще несколько часов. Начинаю постепенно собираться. В самом вагончике есть совместная прихожая, а также кухня и столовая, в которой мне приходится собираться. Также есть спальни с нарами в несколько ярусов. Здесь есть такая возможность вольно раскинуться втроем. Или же как вариант тесно улечься даже впятером. Восходители из соседней комнатки вышли немного раньше нас. И потому в вагончике тогда мы с Костей остались только вдвоем. Что касается массового восхождения, то сегодня дизель-генератор должен работать даже в ночное время и потому собираться приходится при свете лампочки. Итак, более-менее хорошенько затягиваю свои ремни кошек, поскольку на прошлой тренировке они  два раза развязывались, а на морозе и ветру действительно не очень-то и приятно перезатягивать ремни, которые ко всему прочему покрыты корочкой льда. Итак, где-то в половине первого ночи я уже была готова. Отправляюсь в настоящий мрак и холод. Хотя по правде говоря, не так уже и холодно, ветер не такой и сильный. Даже какой-то теплый. Я даже решила не брать с собой в дорогу фонарик, поскольку хватало вполне и света от луны. По крайней мере, можно было разглядеть склон. Стоит заметить, что подъем и вправду является довольно-таки крутым. Альпинисты на восхождение по традиции идут в кошках с треккинговыми палками в руках, а также с рюкзаками. В своих рюкзаках зачастую несут провиант, питье, порой даже теплую одежду. С этого необходимого набора я решила надеть только лишь кошки. А вот палки позже выяснилось, что больше мне даже мешали и отнимали силы. В общем, можно сказать, что шла на легке и даже умудрялась обгонять всех тех, кто вышел раньше меня. Так как склон крутой, то высота набирается действительно очень быстро, но при этом непросто. В самом начале получалось делать по тысяче шагов, чтобы потом на десять-пятнадцать вдохов таки отдышаться, то уже пройдя скалы Пастухова на высоте четыре тысячи девятьсот метров максимум был равен пятидесяти терминаторским шагам. И вправду было огромной удачей отыскать еще вчера протоптанную по довольно-таки мокрому снегу дорожку, следы на которой успели-таки застыть некими ступенями. В этом случае нет необходимости задумываться куда же лучше всего ставить свою ногу. Уже после двух часов ночи начали идти ратраки и скутеры. Они своими гусеницами быстро выравнивали склон. При этом они то и дело ломали наст и усложняли подъем. Дело в том, что нужно было тратить немало сил на то, чтобы прокладывать дорожки. В те минуты, когда просто стоишь и пробуешь отдышаться, начинаешь окидывать взглядом весь пройденный тобой путь. Смотришь насколько высоко ты смог взойти. А внизу полностью весь маршрут освещен фонариками, словно светлячками усеян. Высота западной вершины равна пяти тысячам шести стам сорока двум метрам. Само восхождение по южному маршруту есть такая возможность разделить на несколько этапов. Это прежде всего сам подъем к Косой полке на высоту пять тысяч сто метров, подъем к Седловине на высоту пять тысяч триста метров и восхождение непосредственно на западную вершину. Незадолго до этого с целью акклиматизации Егор и я поднялись к Косой Полке. Тогда пгода уж точно не радовала. Так была облачность и сильный ветер. Лично мне тогда подъем и вправду показался каким-то чрезмерно тяжелым. Сегодня я с ужасом думала о том как же смогу его преодолеть. Все же, чтобы вот так броситься в нечто сложное необходима смелость. Однако стоит заметить, что сам подъем к Косой Полке оказался вопреки ожиданиям не таким и сложным. Уже практически возле полки меня начали обгонять ратраки. Они то и дело месили снег под моими кошками. Так случилось, что уже на Косой Полке я вписался в бодро идущую группу ребят. Они то и дело пробивали тропу на склоне. Она была очень узкая. Тогда-то и пожалел про палки. Порой по причине усталости то и дело качало со стороны в сторону. Начало светать, но Косая Полка все никак не хотела заканчиваться. Зато начала кружиться голова и я думала про то не пора ли свернуть обратно. Тут внезапно впереди на склоне смогла увидеть довольно-таки знакомую фигуру. Я махнула рукой и оказалось, что это и вправду Миша идет. Он уже с самой вершины возвращался обратно. Как оказалось, ему удалось пройти маршрут за семь часов. Мы с ним некоторое время пообщались и отправились в дорогу. При этом каждый шел в своем направлении. Он шел отдыхать, а я же догонять группу, которая то и дело тропила дорогу. Уже отлично видно и саму седловину, а дорога все идет по восточному склону и все не хочет перекидываться на западный. Когда дорога по седловине смогла перейти в сторону подъема на западную вершину, и я таки увидела подъем, у меня внутри все опустилось и казалось, что больше нет никаких сил продолжать лезть. Не зря говорят, что у страха большие глаза. Подъем выглядел едва не отвесным и я сразу про себя подумала, что не смогу туда подниматься. А уж тем более, когда смотрела группу, с которой я пришла. Ребятами были с веревками, альпенштоками, шлемами… Один из восходителей подошел ко мне и поинтересовался как же я планирую подниматься не имея при себе ничего. Спросил, может, таки одолжить мне хотя бы палки. Итак, отлично подготовленные ребята таки отправились в дорогу. И я пошла. Я тогда отлично знала, что не смогу подняться. По правде говоря, я сразу же и сдалась. И при этом таки решила рискнуть и пошла. Так я цеплялась кошками и шаг за шагом продвигалась. Тогда я совершенно ни о чем не думала. Я только лишь считала свои шаги при переходе к новой вешке и вдохи-выдохи во время отдыха. Позже тропа начала идти боле полого, а позже по крутому склону с веревками, на которую ребята решили страховаться при помощи карабинов. Я же просто своей рукой. И только во время подъема на веревке я старался таки отдышаться между проходками и при этом поинтересовалась, что же ждет нас впереди, как долго еще нужно идти? Тогда мне сообщили, что осталось всего-то подняться до конца веревки, а потом будет плато и турик – вершина самого красавца Эльбруса. Именно в те минуты я отчетливо поняла, что смогу подняться. Тогда же я вспоминал рассказы людей, которым оставалось идти каких-то сто метров.