0

Моя попытка взойти на Эльбрус

Наше путешествие стартовало в Минеральных Водах. И его целью, собственно, было осуществить подъем на вершину Эльбруса. Итак, в МинВоды тогда приехали все участники группы. Все были с разных уголков России. Итак, мы дружно загрузили свои вещи и себя в автобус (заранее заказанный) и отправились. Тогда все организационные вопросы были на плечах Вики. Она заказала трансфер с Минеральных Вод к аулу Хурзука. В сам поселок наша группа прибыла около часа дня. Порадовал тот момент, что здесь хорошо ловит мобильная связь. Так мы оперативно позвонили спасателям и что называется встали на учет. Было приятно, что тогда нами заинтересовались и проявили внимание местные жители. С их помощью нам удалось отыскать автомобиль. Мы всей группой загрузились в небольшой УАЗик и примерно в три часа дня были неподалеку минеральных источников на известном Джилы-Су. Когда поднялись по тропинке примерно с километр, смогли поставить свой лагерь.
И вот уже второй день как мы мечтаем взойти на вершину Эльбруса и, собственно, делаем для этого все возможное. Утром заметили, что еще вчерашний травянистый склон полностью покрыт снежным покрывалом. Видимость желала лучшего. Стоял плотный туман. Когда мы хорошенько позавтракали, то приняли решение отправиться на разведку и прогуляться по тропинке в сторону перевала с удивительным названием Балк-Баши. Когда прогулялись, то пришли к выводу, что тропа хорошо просматривается из-под снега. Потом нужно было возвращаться в лагерь, хорошенько покушали и отправились в сторону перевала на высоту три тысячи семьсот метров. Тогда у нас на подъем ушло примерно пять часов времени. Сама тропинка от реки идет к левому отрогу. Затем уже начинает пересекать небольшой ручеек и при этом круто набирает высоту. После уже выходит на середину самого хребта и ведет по его вершинам к самому перевалу. Так можно сказать, что выход на сам перевал слева, а если точнее, то с хребта. Что касается спуска, то он идет просто вниз. В самом начале довольно-таки круто, а затем идет некое выполаживание. Со склона можно видеть большую лужу. Это разлившийся ручей. А еще со склона хорошо видны места для стоянки. И это высота три тысячи шестьсот метров. Когда поднимались, снега было не так и много. На самом перевале чисто, поскольку снег сдувало, а уже на спуске его было примерно по колено и даже выше. На самих стоянках в то время уже находились группы. Мы же подошли к ним и познакомились. Потом поставили свой второй лагерь. Тогда всю ночь напролет шел снег. Тогда одна из наших палаток то и дело проседала и немого кривилась. Причина была в особенностях конструкции. И потому нужно было через каждые пару часов вылазить из палатки и встряхивать с нее снег.
Утром третьего дня некоторые из участников восхождения почувствовали подступы той самой коварной горной болезни. И потому они даже решили отказаться от завтрака. Из лагеря тогда все вышли примерно в девять утра или даже чуть раньше. Отправились все вниз. Тропинки на тот момент совершенно не было видно. Идти пришлось по колено в снегу. К счастью, с собой был GPS. Без него пришлось бы нам худо. Чем ниже спускались, тем снега становилось меньше. Вскоре уже было видно тропу. Она то нас и вывела на тундровые плато. Вскоре и снег исчез. Реку тогда пришлось переходить действительно бурную. После самой переправы решили устроить перекус. Затем мы вышли на дорогу, которая ведет по степным плоскогорьям в долину Джилы-Су к источникам. Когда читали отчеты тех, кому приходилось подниматься на вершину Эльбруса, то там говорилось о том, что где-то непременно должна быть отворотка к немецкому аэродрому. Скорее всего, мы до нее еще не дошли. Один из местных жителей тогда нам сказал, что мы свернули немного раньше и пошли не в ту сторону. Так поле вначале перешло в склон, а потом уже в очень крутой склон. Мы начали сомневаться и думать, что нам порекомендовали идти не туда. Тогда мы даже хотели свернуть назад. Но внезапно наткнулись на тропинку, которая петляет траверсом и плавно сбрасывает высоту. Она то нас тогда и вывела к небольшому ручейку. А когда мы перешли ручей, тропа нас вывела вверх между скал лавового потока и в итоге смогла вывести на большое плато с удивительной растительностью. И это, как оказалось, и был тот самый немецкий аэродром. Когда мы его смогли пересечь, то на другой стороне увидели отличную тропинку, которая ведет в сторону северных стоянок и приютов. С них, собственно, и стартует подъем на Эльбрус с севера. На тропинке на высоте две тысячи восемьсот восемьдесят метров мы, собственно, и установили наш лагерь. Уже утром все плато было полностью укрыто снегом. В одиннадцать утра по тропинке вверх с поляны Эммануэля в сторону северных приютов отправились группы. А около двенадцати дня по тропинке вверх отправились и мы. Просто с плато тропинка довольно-таки резко набирает высоту. На самом верху склона тропа начинает раздваиваться. Налево она ведет к «грибам», а направо ведет в сторону Эльбруса. По правой тропинке еще один резкий подъем может вывести на отрог, который принято называть не иначе как Седой хребет. Дорога ведет по хребту с небольшим набором высоты. Она выводит восходителя на самый верх на снежное поле, где, собственно, и раздваивается. Если правая ведет в сторону Приюта, то левая ведет восходителя на северные стоянки. Если перейти поле, то можно подняться на камни лавового потока. А уже за ними и расположены северные стоянки. Тогда же нам посчастливилось увидеть много так называемых каменных гнезд. Это специальные места под палатки. Тогда мы заняли два таких места. Осмотрелись и поняли, что тропу и вправду очень хорошо видно. А еще порадовало то, что на северных стоянках отлично ловит мобильная связь. И потому мы воспользовались такой возможностью и позвонили родным. На тот момент все себя чувствовали более-менее нормально и потому начали готовиться к восхождению.
На этот день в наших планах был акклиматизационный выход в сторону скал Ленца. И это уже высота четыре тысячи семьсот метров. Утром был довольно-таки сильный ветер. Но несмотря ни на что в десять мы таки вышли. Согласно описаниям старт подъема при восхождении на вершину Эльбруса проходит по закрытым трещинам. И потому было принято решение идти в связках. Как только дошли до первого камня, тотчас перевели дух и отправились дальше до нижней скалы. По причине высоты и сильного ветра шлось непросто. Что касается склона, то он не настолько и крутой. И потому в техническом плане можно сказать несложный. Как только мы дошли до скалы, то перевели дух и отправились вниз. Скажу, что тогда мы вымотались намного больше, чем за дневной переход с рюкзаками. Трудно верится, но в горах мы уже шестой день. В Этот день было принято решение немного передохнуть. В самом лагере ветер отсутствовал, зато было хорошо видно как с горы сдувает снег. И те, кто хотели подняться в этот день на вершину горы, так и не смогли осуществить задуманное по причине сильного ветра. Мы же тогда отдыхали. То ели, то спали и опять по кругу. Иногда, правда, говорили и читали книги. Выходить на гору приняли решение в два часа ночи. Итак, седьмой день нашего пребывания в горах. Поднялись мы примерно в час ночи. Вышли тогда в половине третьего. На склоне отчетливо было видно фонарики. На этот раз к скалам Ленца мы смогли дойти примерно за два с половиной часа. Как ни странно, мы тогда совсем не устали. Вот что означает правильная акклиматизация. Когда обошли нижнюю скалу, то справа пошли между торчащих скал-останцев. Склон стал более крутым, прошли мимо кунга. Это место принято считать знаковым. И неслучайно, ведь оно спасло жизни многим восходителям. Об этом неоднократно мне приходилось читать и слышать. На высоте пять тысяч метров уже высота стала чувствоваться еще весомее. Так руки и ноги стали более тяжелыми. Сами скалы Ленца остались где-то там внизу. Впереди же был виден бесконечный снежный подъем, который то и дело упирался в небо. Со временем на фоне синего неба начали показываться огромные камни. Взор за них тогда уцепился словно за цель. Как только мы приблизились к ним, то наш прибор показал высоту пять тысяч шестьсот двадцать метров. Казалось, что это вершина, но на самом деле это край кратера. С этого места было отлично видно тропу и людей. Кроме того, отлично видно было весь Кавказский хребет и окружающие Эльбрус горы. Тогда предстояло обойти край кратера справа и дойти до самого тура. На это у меня тогда не было никаких сил. Мои попутчики тогда смогли дойти к туру примерно в одиннадцать и сфотографировались на высоте пять тысяч шестьсот двадцать один метр. Я же тогда их ждал возле камней. Вниз шлось намного легче. С самого склона было очень хорошо видно насколько большой Эльбрус. Восхождение на эту гору осуществляется еще с девятнадцатого века. Как только все участники восхождения дошли до нижней скалы, немного отдохнули, связались и отправились в сторону лагеря. Особенно тяжелыми и изматывающими мне тогда казались последние метры. Пришли тогда где-то к трем часам дня, может, чуть позже. Утром мы позавтракали и примерно в одиннадцать вышли с северных ночевок. Мы поднялись метров на сто на соседнюю морену, смогли что называется поймать тропинку и отправились вниз по краю ледника к его нижнему краю в сторону Грязного озера. В пять вечера группа вышла к слиянию рек на высоте три тысячи сорок пять метров. Когда перешли их, то смогли поймать тропинку, которая, собственно, и ведет на сам ледник. Тогда мы планировали встать на озере, однако в результате проскочили и вышли на морену, которая ведет в сторону пика Калицкого. Практически под пиком на морене тогда мы поставили свой лагерь.
Утром девятого дня отсутствовала видимость. При этом дул очень сильный ветер и потому мы приняли решение немного переждать. Туман понемногу начало раздувать и примерно в половине одиннадцатого наша группа пошла через большое ледовое поле в сторону перевала Ирикчата. По леднику тогда нам пришлось идти в связках и кошках. Трещина и вправду неплохо просматриваются. Ветер дует сильный и при том с крупой. Немного посовещавшись принимаем решение подойти к перевалу. Ближе к самому Ирикчату уже хорошо видна тропа. В половине первого не спеша начинаем подниматься. Порывистый и к тому же сильный ветер то и дело попросту сбивает с ног. Мы то и дело пересекаем трещины. Уже в час десять мы на самом перевале с необычным названием Ирикчат. Интересно, что с западной стороны перевал совершенно снежный, а в нижней части есть закрытые трещины. Их принято проходить в связке. Сам подъем на перевал принято осуществлять по косой справа налево и уже на перевальную точку выходить с левой стороны. На самом перевале есть специальные места под стоянки. При этом придерживаться стоит левой стороны. Если спускаться по ходу движения, то дальше можно увидеть тропинку. На перевале нам посчастливилось встретить группы из Чехии, Словакии, Белоруссии, которые спускались вниз с Эльбруса с маршрута по лавовому потоку.
Как только нам удалось спуститься по идущей по сыпухе тропе, мы оказались на зеленой тропе. Сама тропа то и дело петляла по берегу. Повсюду было видно палатки. А вскоре тропа стала терять высоту и в итоге привела нас на слияние с правым притоком. Мы увидели первые сосны, а неподалеку то и дело шумел водопад. Здесь же мы решили поставить лагерь. Часы показывали шесть вечера. Начал идти дождь. И лил он всю ночь напролет.
И вот уже десять дней как мы в горах. Наши последние дни возле Эльбруса. Утром погода значительно улучшилась. Мы не спеша вывесили сушить свои вещи. Покушали, собрались и пошли по тропинке семь километров по лугам и пролескам. Со временем нам удалось выйти к песчаникам. Мы траверсом их прошли и позже спустились в поселок с удивительным названием Эльбрус. Там нас уже ждал транспорт. Он нас и отвез в Чегет. Здесь мы решили провести три неиспользованных дня.