0

Как я в горы ходил. Часть третья

Восхождение на Эльбрус с нашими гидами

И вот десятый день как мы в горах. Даже не верится, что так долго мы находимся на высоте. И в то же время все как-то быстро и незаметно пролетело. Вроде еще вчера приехали сюда и вот уже десятый день. Рано утром погода была действительно превосходная. Нас ждал отдых. А это, конечно же, не могло не радовать, ведь отдых – это всегда замечательно. А тем более, когда ты находишься в горах, где всегда нужно прилагать максимум усилий, чтобы чего-то в итоге достичь. Вкусный у нас тогда был и завтрак. Скажу, что в этот день абсолютно все казалось особенным. Правда, вместо чая в тот день был компот. Но в общем-то и это не огорчало мой отдых. А одному моему попутчику тогда и вовсе не повезло. Так уж получилось, что он каким-то образом подвернул себе ногу. Из-за подвывиха от дальнейшего восхождения ему придется отказаться.

На одиннадцатый день у нас был запланирован подъем к сто пятому пикету. Итак на заранее заказанном автобусе мы смогли доехать к Терсколу. Итак, начинаем подниматься по дороге вдоль левого берега речки Терскол. Дорога серпантином то и дело поднимается на отрог красавца Эльбруса и постепенно начинает переходить на его правый склон. Уже на привале видим пролетающую мимо нас стаю орлов. Дальше дорога идет мимо очень красивого водопада. Вот так с песнями мы отдыхаем. Неподалеку девяносто пятого пикета дорога начинает поворачивать направо в сторону обсерватории. Мы же идем влево вдоль реки по довольно-таки разрушенной дороге. Примерно через часик выходим ко второму разрушенному домику. Его и принято называть сто пятым пикетом. Возле домика решили поставить палатки, а в самом домике организовали столовую.

Вот уже и двенадцатый день как мы в горах. В этот день группа выходит в семь часов утра. Тогда нам пришлось подниматься по сильно разрушенной дороге, которая шла серпантином. Дорога шла в сторону морены, на которой находится та самая ледовая база. И вот наконец нам открылись  две вершины. Что касается базы, то она разрушена и к тому же заброшена. Итак, спускаемся на сам ледник и по следам предыдущих групп идем на ледовые поля. Радует, что трещин немного и их можно запросто перешагнуть. Так со временем приходим к Приюту-11. Здесь неимоверное столпотворение. Людей настолько много, что не развернуться. В основном иностранцы. А солнце продолжает беспощадно жарить. Решаем отлежаться в палатке, чтобы не обгореть. К Скалам Пастухова есть такая возможность доехать на вездеходе. Однако это не в наших правилах и потому мы идем пешком.

И вот уже настал тринадцатый день. Этот день для всех нас особенный, ведь именно на этот день запланировано восхождение. В полночь первыми встают дежурные. Итак, перекусываем и выходим около двух часов ночи. Я решаю идти небыстро. Вижу как впереди то и дело мелькают фонари ребят. Итак, продвигаюсь по следам, которые оставил вездеход. Таким образом, меньше проваливаешься в снег. Большие звезды периодически закрывают облака. А где-то там внизу на западе то и дело грохочет гроза. Ближе к рассвету становится холодно. В кофлаках начинают замерзать ноги. Возле скал Пастухова ночевала группа серьезных суровых восходителей. Они нас в какой-то момент обогнали и стали настоящим ориентиром во всем восхождении. Так как фирн тогда и вправду был слишком жестким, все, кроме меня, решили надеть кошки. Так начался наш бесконечный траверс на седловину. Когда был рассвет точно не скажу, но в общем это было и вправду потрясающее зрелище. Подобное можно увидеть только в горах. Как только наступило утро, романтики и здоровья стало в разы меньше. Дает о себе знать большая высота. Так часто приходится останавливаться, чтобы отдышаться. Впереди идет только один восходитель. А вот все остальные растянулись по траверсу. Часа два мучаюсь, и вот уже я на седловине Эльбруса. На подъем от приюта к седловине ушло чуть больше пяти часов. Немного перекусил, выпил чая. В это время погода начала шутить с нами или же серьез хотела напугать. Так внезапно откуда-то наполз на нас густой туман. Из этого тумана как-то внезапно появились мои попутчики. Они все как один падают лицом в снег. Мы же не выдерживаем и подшучиваем над ними. Признаюсь, что тогда меня периодически посещали мысли свернуть назад. Но вместе с тем как-то несерьезно возвращаться, когда ты на высоте более пяти тысяч метров и до вершины осталось всего пару сотен метров. Первым из наших догонять суровых восходителей отправился Валера. Потом уже я и все остальные мои попутчики. Мне все же пришлось надеть кошки по той причине, что местами склон был ледовым и к тому же довольно-таки крутым. Итак, прошло не так много времени как мы таки смогли подняться вверх. А там одно сплошное поле. И в конце этого поля виднеется вершина. Навстречу нам спускались те ребята и один из наших попутчиков. Я их поздравляю с успешным восхождением. Еще каких-то двадцать минут, последние десять метров и вот я уже стою возле камня, который, собственно, представляет собой вершинный тур. Часы показывают пол десятого. Под нашими ногами Кавказ. На то время видимость действительно радовала. Подходит Николай и просит, чтобы я его подождал пока придет Лена. Он хочет сфотографироваться на память. Стоит сказать, что ветер здесь внушительный. Я стараюсь немного перекусить. И вот наконец подходит Лена. Фотографируемся на память и я отправляюсь дальше. Навстречу мне подходит Валя, позже встречаю еще двоих. Они идут поддерживая друг друга. Я им всем желаю удачи и иду вниз в сторону седловины. Навстречу мне идут многочисленные толпы туристов. Меня тогда не удивило то, что один русский инструктор принял меня за иностранца. На седловине тогда меня уже ждал один из участников нашей группы. Я ему посоветовал спускаться вниз. И при этом заворачивать всех остальных участников восхождения.

Единственная, кто тогда продолжала восхождение это Алена. Она уверенно шла траверсом на седловину. Однако потом она таки решила повернуть назад. На самой седловине довольно-таки тепло и полностью отсутствует ветер. Впервые решаю перекусить и при этом жду наших восходителей. Наконец они подходят и мы отправляемся вниз. Правда быстро идти едва получается, так как снизилась мотивация и сил теперь не так и много. Один из мимо проходящих чехов увидел наш измученный вид и предложил угостить чаем. Признаюсь, что более вкусного никогда в своей жизни я не пробовал. Примерно в час дня мне удается приползти к палатке. А здесь все словно в сказке. Мне подносят чай, я пью и просто падаю в палатку. А в соседней палатке плохому одному из восходителей. Уж точно решила его навестить та самая горняшка. Примерно в четыре часа дня я таки выхожу со своей палатки. Как оказалось, к нам подошла группа альпинистов. Они – наши земляки. Итак, оперативно фотографируемся на память и они продолжают свой поход.

И вот уже четырнадцатый день как мы в гора. А этот день запланирован спуск в Терскол. Итак, мы спускаемся по пути нашего подъема через ледовую базу. Несказанно приятно вниз бежать с легенькими рюкзачками. Так через четыре часа мы уже были в Терсколе. Это, разумеется, радовало. Теперь нам не нужно было куда-то идти и что-то, собственно, преодолевать. И вот уже часы показывают четыре дня. Наверняка, все наши уже отправились вверх по ущелью. Я все же надеюсь их найти и потому отправляюсь на прогулку в сторону «Зеленой гостиницы». Все обыскал, но ущелье так и не смог найти. В итоге возвращаюсь обратно. Люди мне тогда подсказали, что они находятся где-то неподалеку санатория. Через некоторое время я все же смог их отыскать. К палаткам я смог вернуться к четырем часам утра.

Следующий день был плановым днем отдыха. Рано утром все отправились к другой группе, чтобы поговорить. Как выяснилось, в середине дня они отправились в сторону «Зеленой гостиницы». А вечером снова праздновали, так как некоторые наши попутчики уезжали домой. Итак, ребята уехали, а мы же с Николаем хотели попробовать подняться на пик Гермагенова. А еще два восходителя решили остаться и продолжить отдых. Одна из попутчиц решила отправиться с нами, чтобы готовить нам еду. Она сказала, что оставаться и просто отдыхать ей скучно. Не для этого она сюда отправилась. И вот мы идем втроем. Вначале по довольно-таки знакомой дороге до Джантугана, а потом стараемся перейти речку Адыл-Су. Вдоль ледника Кашкаташ мы поднимались примерно с три часа. Когда поднимались, то встретили одну пару с Белорусии. Выяснилось, что они вчера спустились после неудачной попытки восхождения. Погода начинает портиться, но мы все также надеемся на успех.

На следующий день у нас было запланировано непосредственно восхождение на пик Гермагенова по западному гребню. Вышли в половине пятого, когда уже начало рассветать. В наших рюкзаках были веревки и теплые вещи на тот случай, если ночевки будут холодными. Погода и вправду радует и появляется надежда на успешное восхождение. По небольшому леднику нам удается подойти под западный гребень. По довольно-таки крутому снежно-ледовому склону начинаем подниматься на него. По самому скальному гребню идем свободным лазанием. На более сложных участках страхуем друг друга. Так как зацепки есть, вроде как все держит. Порой приходится траверсировать гребень слева. Там путь кажется проще. Гребень и вправду длинный и потому на его прохождение у нас ушло шесть часов времени не меньше. А потом идет и вовсе очень интересный участок – довольно-таки узкий снежно-ледовый кулуар. Он идет между скал и сверху прикрыт большим камнем. В самом начале приходится попихивать свой рюкзак, а потом и самому пролезать под камнем. После камня на осыпной полке решаем оставить свои рюкзаки. Свободным лазанием решаем подняться по разрушенным скалам южного склона. И вот мы уже на самой вершине! Мой попутчик наслаждался нахождением на вершине и совершенно не хотел отсюда уходить. В час дня начинаем спускаться. А веревка с собой у нас была всего одна. В итоге через тринадцать метров спуска дальше уже спускаюсь свободным лазанием. Спускаемся со своими рюкзаками и теперь у нас по плану перекус. Уже на снежном плече возникла небольшая дискуссия. Нам нужно было обсудить где же мы, собственно, будем спускаться. Уж очень не хотелось на западный гребень. Итак, совещаемся и принимаем решение спускаться по льду. Немного подумав, мы предположили, что в этих краях вполне возможен камнепад, и потому лучше всего пойти на северный гребень. Как выяснилось, северный гребень и вправду не такой разрушенный. Мне тогда запомнилось одно особенное местечко. Полочка длиной десять метров. А ширина ее с ботинок. Зацепки для рук просто превосходные. Однако все это просто над пропастью. Как только мы смогли спуститься самое низкое место гребня начинаем дюльфериться в осыпной кулуар, который полностью покрыт твердым снегом. Кулуар нас выводит вниз на ледник. Наконец мы таки спустились. Снизу начинает подниматься туман и собирается дождь. Все в общем-то вовремя. Мы на то время были счастливыми и уставшими. Спускаемся вниз. Идем в сторону палатки, где уже готовится ужин, а точнее говоря его готовит наша попутчица. Темнеет и начинается гроза. Уже на следующий день нам нужно было спуститься в Шхельду. Спускаемся мы с покоренных вершин. Наверняка, многие альпинисты знают, что же такое опустошенность после покорения вершины. Так ты как будто все отдал вершине и внутри больше ничего не осталось. И это просто нужно пережить, чтобы потом возродиться с новой мечтой про вершину. А пока идем вниз к своим. Двое наших попутчиков решили зря время не терять и наладить связи с иностранными альпинистами. Это были латвийцы. Они отлично отдыхали и с удовольствием общались.

Скажу, что последний день в горах я не очень хорошо запомнил. Прежде всего мне было очень грустно расставаться с этим необыкновенным миром, в котором я был последние три недели. И даже праздничный ужин не смог скрасить боль от разлуки с горами. Но про себя я тогда твердо решил, что это не прощание, а только кратковременное расставание. Ведь я еще обязательно вернусь!