0

Эльбрус — моя давняя мечта

Скажу откровенно, что про Эльбрус я на самом деле мечтал давно. И вот наконец наступило время, когда я твердо решил во что бы то ни тало осуществить давнюю мечту. Я начал готовиться. И готовился тогда что называется основательно. В свой режим подготовки к восхождению на Эльбрус тогда я включил бег, велоспорт, пешие прогулки на последний этаж многоэтажки и вниз и тому подобное. Кроме того, я тогда очень тщательно и со всей серьезностью подошел к вопросу выбора туристической фирмы, которая, собственно, организует восхождение. Мне повезло, так как не так давно поднимались на Эльбрус мои приятели. Они то мне и посоветовали воспользоваться услугами данного туроператора. И ценовое предложение и оказываемые услуги меня вполне устраивали. И потому долго не раздумывая я обратился к ним.

И вот мы уже в горах. А точнее сказать, на подъезде к горам. Едим всей нашей дружной группой в автобусе и мечтаем о том как совсем скоро будем подниматься на величественный Эльбрус. Эх, мечты-мечты… Но и без них плохо. И так в мечтаниях я, собственно, уснул. А проснулся когда мы проезжали Нейтрино или Эльбрус. Точно не скажу. Видел как на западном хребте баксанской долины горела сухая трава, рождая облако дыма. Много кто тогда вышел на Чегете. До поляны Азау тогда доехала Аша группа, состоящая из пяти человек. На станции «Мир» мы тогда решили позавтракать. На тот момент туристов на канатной дороге не было. Были только местные.

Примерно в три часа ночи встали я и еще трое попутчиков. После обеда я решил немного пробежаться в гору. Это был так называемый горный бег. Бежал насколько у меня хватало сил. Уже на склоне встретил двоих из нашей группы. Как оказалось, они шли до конца гряды с целью устроить бек-кантри. Немного поговорили. Помню, что тогда я был очень недоволен своими ботинками. Ведь именно они ставили вопрос успеха моего восхождения. Посмотрел на их снаряжение и во мне проснулась зависть. Конечно же, белая, исключительно белая. Тогда мы с ними договорились, что они на обратном пути к нам зайдут выпить чая. Я обгоняю и при этом довольно-таки быстро ухожу. Вверху идут еще несколько. Скорее всего, эти восходители разминаются. По крайней мере, они похожи на разминающихся восходителей.

Тогда солнце не спеша садилось в горы Абхазии. Все отлично помнили предыдущую ночь и потому лезли в спальники. И только я оставался можно сказать наполовину в тамбуре, который полностью был что называется завален разными вещами, а также продуктами питания и посудой. Я был что называется на посту добытчика воды. Стоит заметить, что ночь в этих краях и вправду наступает очень неожиданно и ее чувствуешь даже порой слишком. Так после восемнадцати вечера если кто и выходит с палатки, то только по нужде. Лед опять трещит. Мы продолжали разговаривать. А что еще, собственно, делать, если выйти из палатки нет такой возможности. Остается лишь сидеть и говорить. Помню, тогда много о чем говорили. Так кто-то рассказывал про свою работу, кто-то еще о чем-то. В целом было нескучно и очень даже интересно. Правда тогда я подумал, что все же нужно было с собой прихватить хорошую книгу. Она бы мне тогда точно пригодилась. По крайней мере, лучше бы спалось. Помню, тогда мы много о чем дискуссировали. В целом, было интересно и весело. Тогда-то я подумал, что все же группа и ее сплоченность в горах также немаловажны. Боле того, от этого в некотоой степени также может зависеть успех восхождения в целом. А еще когда сидели в палатке, решили немного поиграть. В общем передавали друг другу слово. Каждый должен был рассказать что-то, что сможет заинтересовать всех остальных. И потом развить тематику разговора. А потом один из нашей группы и вовсе предложил игру пространственного воображения. Так нужно было представить, что вращается ось. В общем, игра оказалась лично мне не очень интересной и какой-то непонятной. Но как бы там ни было таким образом мы коротали время. И так незаметно время приблизилось к ночи и пора было ложиться спать. Правда кто-то еще что-то обсуждал. Но я тогда чувствовал, что мои силы иссякли и нужно отправляться спать, иначе завтра уду совершенно обессилен.

И вот четвертое ноября. Часы показывают час ночи. Почему проснулся тогда даже не знаю. Мжет, сработали мои биологические часы. Но я все же решил еще немножко поспать, хотя бы до двух ночи. И вот уже без минуты два ночи. Мои биологические часы не подвели и на этот раз. Я вытянул из спальника свои ботинки. На то время они были еще теплыми. Но надолго ли? С собой решил взять легкий перекус в виде сгущенки, арахиса, халвы. А вот воды решил не брать. Дело в том, что ее нужно было топить, а на это совершенно не было у нас времени. Так я надел кошки, взял ледоруб, оделся как положено, вышел из палатки. Почувствовал дикий холод. К тому же было очень темно. Но сейчас меня ничто не должно останавливать. Единственное, таки решил оставить ледоруб. Зачем он мне, собственно, сейчас нужен? Итак, иду и даже не оглядываюсь. Это делать ни к чему, а уж тем более, если учесть, что повернуться не позволяет куртка. Под моими ногами лежал снег, а ширина дороги была примерно восемь метров. Местами вижу свои вчерашние следы. Наверх тогда поднималось немного людей. Примерно четыре человека, не больше. Двое поднимались в сторону скал. А еще двое – наши знакомые.

Скажу, что во время восхождения важна и луна. Так она освещает путь альпиниста. Ее свет холодный, но он не может обнадеживать  всех тех, кто мечтают про восхождение на Эльбрус. Скажу, что желающих восходить на вершину в эту ночь кроме меня не быо. Скорее всего, мне повезло. Но с другой стороны, как-то спокойнее идти, когда понимаешь, что идешь не один. Зато когда ты идешьодин, то не отвлекаешься. И, кажется, словно ты наедине с горой. Есть только ты и она и больше никого. Это такое необычное ощущение, что ты идешь и делаешь шаг за шагом, превзмогая какие-то трудности, страх и лень. Хотя, признаюсь, тогда в холоде и темноте в голову лезли разные страшные мысли и как-то становилось не по себе. Тогда я ждал рассвета с особенным нетерпением. Оно для меня на тот момент было словно божественное явление.

И вот уже та самая Косая полка. Солнце встало над растянувшимися вдоль величественного горизонта облаками. В общем, как не описывай, а зрелище и вправду весьма завораживающее. Что называется, глаз не оторвать. Скажу, что с самого низа мне полка казалась вполне быстропроходимой и довольно-таки пологой. Я-то был уверен, что идти полчаса не больше. По крайней мере, были такие ощущения. Но ее осознавать я начал примерно на середине пути. Кто знает, может, на то время давала о себе знать горная болезнь, а может, просто сил становилось все меньше и меньше, что тоже, разумеется, вполне объяснимо. Когда я оглянулся, то понял, где на данный момент нахожусь. И тогда про себя я подумал, что несмотря ни на что эту полку я пройду, а уж тем более, что снизу она выглядела вполне безобидной и доступной. Моя наручные часы немного замерзли. На седловину я выходил минуя скалки той самой восточной вершины. Видна была тень, но очень не хотелось в нее идти. Зато очень хотелось, чтобы солнце поднялось как можно выше и стало теплее. И тогда я решил вернуться в освещенные камни. По привычке спрятался от ветра и начал изучать своим взглядом весь дальнейший путь. Было интересно сколько время сейчас, ведь мне еще нужно было идти назад. А базовый лагерь сможет меня ждать примерно до полудня. Но бежать вниз как я вчера рассчитывал, не смогу точно. И вот внезапно разболелась голова. Хотя, скорее даже, не болела она, а начала кружиться. При том подташнивало. Потом я вставил батарейки и даже попробовал выйти на связь. Но так и не получилось. А потом я начал понимать, что вот он конечный пункт моего восхождения. Меня переполняли эмоции и даже было желание немного покричать в долину. Время я смог узнать когда сделал фото и потом посмотрел данные файла. Я был поражен. Неужели косую полку я шел аж целых два часа! Как-то даже не верилось… И у меня в запасе оставалось всего-то два с половиной часа. Тогда даже особо не было времени размышлять что же делать дальше. В общем я принял решение идти вниз. Понятно, что получить победу над погодными условиями – это крайне важно, но все же важнее выполнить обещание людям, которые ждут меня внизу.