0

И все-таки Он это сделал…

Поскольку в две тысячи десятом году юг Эльбруса по известным на то причинам был закрыт, мы решили переключиться на северную сторону. Данный маршрут без преувеличения имеет массу преимуществ. А это и невероятно красивые окружающие пейзажи, и немноголюдность. Начиная с отметки три тысячи семьсот метров из-за снегопадов тропа уже частенько отсутствовала. Зато это давало такую уникальную возможность вдоволь насладиться сезоном. Примерно в середине сезона сюда приехали индонезийцы со своим гидом. Всего в составе группы было семь человек. Стоит заметить, что пятеро из них можно сказать вообще не имели какого-либо горного опыта. Двоим же таки удалось побывать в горной местности. Сразу же хочу отметить одного из участников группы. Это особенный человек. У него совершенно не было ноги.

Тогда они практически весь день гуляли по окрестным водопадам, а также нашей огромной поляне. Скажу, что действительно есть люди, которые поднимаются в горы будучи без ноги. Так даже на Эверест как-то поднялся британец с ампутированными по колено ногами. Что же касается нашего героя, то у него все было намного сложнее. Так он еще в молодости попал под поезд. А та часть ноги, что уцелела оказалась слишком короткой для протеза. И так вот он без ноги приехал попробовать подняться на вершину Эльбруса с севера. Известно, что на этом маршруте отсутствуют различные бонусы в виде канатной дороги и ратраков.

Если говорить про гида, то он позже признался, что и вправду слабо верил в успех восхождения этого особенного человека. И это при том, что ему приходилось подниматься на вершину горы и с детьми, и со стариками, и с людьми с различными отклонениями. Разные были случаи, но этот отличался от всех других. Уже первый акклиматизационный выход дал понять, что будет непросто. На более ровных участках мужественному восходителю даже удавалось обогнать своих физически здоровых попутчиков. Но вот когда поднимались вверх, а особенно шли по камням или же осыпям, то ему было намного сложнее, нежели самым неподготовленным участникам. На наконечниках костылей восходитель сделал себе самые настоящие кошки. Он их своими руками выточил из нержавейки. А ручки сделал так, чтобы они хорошо регулировались по длине.

И хотя нашему герою за пятьдесят, он отлично подготовился в физическом плане. Так он на велосипеде пересекал пустыню. И это восемьсот километров за семь дней. А еще он много плавал, ходил. При том немало ходил и в горы. Как не парадоксально, но пермит для подъема на самую высокую точку Индонезии ему так и не дали, аргументировав, что это в его ситуации весьма опасно. Так он решил приехать в Россию и доказать, что сможет подняться на самую высокую точку Европы. Скорее всего, успешное восхождение на Эльбрус ему и вправду дало бы много новых возможностей подниматься на вершины гор. Таким образом, не только он, а и другие люди поверили бы в него еще больше. На то время была одна сложность. Дело в том, что свою экспедицию индонезийцы планировали без учета резервных дней. И взойти хотели непосредственно в День независимости Индонезии. Сложно сказать на что восходители надеются в подобных ситуация, так как погоду на Эльбрусе никто не может предугадать. Итак, уже на второй день группа отправилась в сторону приюта со всеми своими вещами. Лагерь тогда ждал. А вот личные вещи отважного восходителя с особенными потребностями пришлось грузить на портера. Хочется отметить и то, что он был единственным со всей группы, кто ни разу не принял протянутую руку гида среди больших камней перед приютом.

На следующий день группе так и не посчастливилось осилить свою программу минимум и подняться к отметке в четыре тысячи семьсот метров. Так два восходителя повернули недалеко от самого лагеря. Что касается оставшихся пятерых, то они не смогли подняться физически. И тогда у всех в головах промелькнула мысль про то, что же будем делать на восхождении. Нужно стартовать по возможности ближе к вершине. Так мы пошли на ночевку на высоту четыре тысячи восемьсот метров. Там находился упавший вертолет. Вскоре нас что называется полностью накрыла пурга. Она была действительно весьма жесткой. Видимость при этом достигала всего десяти метров, а ветер просто сбивал с ног каждого. Было ясно, что спускаться вниз в разы дольше, нежели дойти к лагерю. Это было проверено еще вчера. Что касается скорости вверх и вниз, то она была примерно одинаковой. Итак, инструктор принимает решение всех собрать и отправить наверх с ассистентом. Он же с еще одним попутчиком и мужчиной с особенными потребностями остаются. Снег тогда был аж по колено. Мужчине все сложнее было идти на костылях. Попутчики даже не могли представить как же можно ему помочь. Так изо всех сил старались копать траншею как можно лучше. Однако при таком ветре эффект пропадал за какие-то полминуты. Неподалеку вертолета группа оперативно установила палатки. Тогда же очень хотелось чая и инструкторы взялись за его приготовление. Но во время процесса заваривания чая я вдруг почувствовал запах керосина. Стало ясно в чем причина. Там, где гиды набирали снег для чая, упал вертолет и, видимо, вытекла гидравлика. Пришлось мыть котел и заниматься приготовлением чая снова. Как выяснилось, при такой погоде всем участникам группы еще не приходилось находиться в палатках. Так воля к жизни куда-то исчезла или же, если говорить точнее, то была напрочь подавлена. К тому же у всех пропал аппетит и они едва ели приготовленный гидами суп. Зато вот сон тогда был крепким и ждать его долго не пришлось.

Скажем, с вечера оптимизма становилось все меньше и меньше. Однако гид все же решил завести часика на три будильник. Ночью ветер не просто дул, а что называется свирепствовал, при этом то и дело раскачивая вертолет. Итак, гид всзвесив все решил переставить будильник а пять. Солнце понемногу освещало горизонт, ветер не так сильно ревел и появилась надежда на успех. Стоит заметить, что у некоторых участников группы настроение и вправду было очень плохое. Однако была четкая команда подниматься. Все завтракаем и привыкаем к мысли скором предстоящем восхождении. Эльбрус нас где-то там ждал. Хочется заметить, что с высоты четыре тысячи восемьсот метров все выглядит куда позитивнее, нежели с высоты три тысячи семьсот метров. Вряд ли можно найти что-то более прекрасное, чем свежий утренний ветерок в горах. И даже если этот ветер валит тебя с ног. Спустя некоторое время все уже были связаны в пару связок. Мужчине с ограниченными физическими возможностями опять-таки было непросто идти по колено в снегу. И это при том, что тропа была набита по максимуму. Что касается всех остальных попутчиков, то они не весьма спешили то есть про рекорды тогда никто не мечтал и иногда даже требовали повышенного к себе внимания. И это при то, что были физически здоровыми людьми. Казалось бы, смотришь на рядом идущего без ноги человека и какие у тебя, здорового, могут быть проблемы ми нарекания?

Стоит заметить, что мужчина с особенными потребностями действительно оказался весьма тренированным. Притом как морально, так и физически. Так когда мы подходили к седлу, погода можно сказать наладилась. Однако сам вид предвершинного взлета поразил его и он даже сообщил, что отказывается продолжать восхождение. Тогда оставалось еще четрые восходителя, которые хотели бороться. Тогда возникла действительно непростая ситуация. Дело в том, что однин инструктор не сможет спустить мужчину на костылях, а отправлять вниз сразу двоих гидов также нельзя было. Ведь в таком случае с четырьмя неопытными и учтавшими восходителяи остался бы всего один инструктор. В общем, пришлось уговаривать и поить чаем. Восходителю с ограниченными возможностями этого хватило, чтобы набраться сил и уверенности в победе. А дальше уж была настоящая борьба. Сложнее всего восходителю на костылях было на больших камнях морены перед приютом. Здесь уже сказывалась высота, а также был сильный ветер, довольно-таки крутой склон и давала о себе знать усталость. Однако и до вершины оставалось совсем немножко. Так инструкторы фиксировали ему веревку и он лежа на склоне старался изо всех сил к ней подтягиваться. А еще он пробовал идти. Но склон был очень крутой. Несколько раз гиды пробовали мужчину слегка подтянуть. На это он отвечал недовольными криками. Стоит сказать, что даже на морене он был единственным, то шел самостоятельно без какой-либо помощи. Для него важно было сделать все самому. И вот через некоторое время все были на плато. Что же касается всех остальных участников группы, то они смогли уйти не так далеко. А один из гидов даже отстал. Восходителя с особенными потребностями, казалось, уже не остановить. У него тогда, наверное, открылось второе дыхание. Уже будучи на вершине он не смог удержать свои эмоции и плакал. Гиды же тогда раздумывали успеют ли спуститься пока светло к отметке три тысячи семьсот метров. И это при том, что команда действительно была необычной. Как ни странно, но восходитель на костылях чувствовал себя лучше других. Однако тогда все участники восхождения была счастливыми. Они тотчас принялись звонить родственниками и друзьями. Наверное, даже самому президенту Индонезии позвонили и сообщили радостную новость.

А тем временем погода начала портиться. При этом видимость уменьшалась. Часы показывали четыре часа. Впереди был лагерь, который предстояло собрать. А еще продолжительный склон, который предстояло пройти и ужин, который поскорее хотелось съесть. Тогда нас радовало только последнее.

Мужчину с ограниченными физическими возможностями инструкторы тогда привязали и сволокли. Он уже не пытался сопротивляться, а наоборот, помогал нам, то и дело подгребывая руками. Что касается остальных клиентов, то они с небольшой завистью смотрели на это, но мы им отказали в точно такой же транспортировке. А позже была не очень хорошая ситуация, когда начали улетать термоса, варежки, телефон и другие вещи. Но все же темп спуска гид старался поддерживать несмотря ни на что. Начиная с отметки четыре тысячи восемьсот метров на наших плечах оказался еще и лагерь. Тогда даже инструкторы выглядели очень измученными. Иногда им даже участники группы предлагали свою помощь.

Последние лучи ласкового солнышка давно погасли на высоте три тысячи семьсот метров. Именно там и находился основной лагерь. Однако вся группа на высоте четыре тысячи пятьсот метров еще пыталась ловить последнее тепло. Тогда торопиться не было куда. Из облаков таки удалось выскочить, но оказаться в лагере засветло не удалось. Большие рюкзаки не давали возможности замерзнуть даже будучи в одном термобелье. Инструкторы тогда не спеша тащили мужчину с особенными потребностями. Он уже едва слышно отзывался и когда его про это просили подгребал руками. Как только группа смогла пройти зону трещин, напряжение и вовсе спало. Наверняка, все тогда были в каком-то состоянии эйфории, поскольку мечтали не про душ, а про новые высоты.