0

Впечатления от восхождения на Эльбрус

Расскажу свои впечатления о нашем туре на Эльбрус с юга. Стоял май, и дома уже вовсю хозяйничала весна. Снега уже давно не было, зеленела молодая трава, набухали почки. Но на Кавказе не было ни намека на весну – когда я приехал, всюду лежал снег. Днем здесь столбик термометра поднимался выше нулевой отметки, а солнце уже вполне ощутимо пригревало, но ночи были по-зимнему морозными.

Познакомились с членами экспедиции. Компания подобралась разношерстная, среди нас было много иностранцев, были как люди с небольшим опытом восхождений, так и опытные альпинисты, были даже такие, которые бывали на Эвересте. Но у всех нас была одна цель – и имя ей было Эльбрус, самая высокая вершина Европейского континента.

Познакомились с гидом и начали готовиться к восхождению с нашим гидом – акклиматизировались, делали тренировочные выходы, привыкали к новому, разреженному воздуху. С погодой нам не очень повезло – с Эльбруса дул сильный ветер, сыпал снег, не было практически ничего видно. Приходилось ориентироваться по компасу, так как в снежной буре различить верх и низ порой бывало очень трудно. С каждым днем наши тренировочные маршруты становились длиннее и выше, а погода так и не менялась. В конце концов, был выбран день восхождения на Эльбрус.

Накануне восхождения на Эльбрус мы с гидом на канатке поднялись на высоту 3800 метров – там есть что-то вроде круглых небольших вагончиков, в которых нам предстояло переночевать. Снег так и не перестал сыпать, из-за чего настрой у группы был, мягко говоря, угрюмым. Тут еще спасатели добавили тревоги, начав отговаривать от восхождения. Единственное, что хоть как-то утешало, что после более чем недели непрекращающихся снегопадов склоны будут покрыты толстым слоем снега, который скроет лед на склонах Эльбруса. Это даст нам возможность идти на лыжах или снегоступах.

Ночью перед восхождением спали мало – нехватка кислорода, волнение, да и ранний подъем не дали выспаться. Собрались, пошли. Эльбрус гордо взирал на нас из-за облаков.

Вышли на восхождение в нулевую видимость, в голове повернулось – «Куда идем?», ветер и снег царапали лицо, ночная темнота не давала возможности увидеть хоть что-то. В группе поползли разговоры, что восхождение придется прервать и вернуться в лагерь – по такой погоде идти было настоящим безумием.

Однако Эльбрус, видимо, решил, что с нас хватит его проверок. С рассветом погода начала меняться. Снег и ветер прекратились, и наш путь осветили красноватые лучи восходящего солнца.

Поднялись еще на 1000 метров, откуда начинался самый сложный участок восхождения. Шли тяжело, силы уходили быстро, у многих участников похода разболелась голова, не то от усталости, не то от нехватки кислорода в сознании иногда темнело. Но мы шли вперед. Даже тогда, когда каждый шаг стоил невероятного труда. Даже тогда, когда не было сил идти, и приходилось ползти. До вершины Эльбруса – уже почти рукой подать, а сил нет совсем, я лежал на упругом снегу и, закрыв глаза, старался выровнять дыхание и хоть как-то восстановить силы. Еще немного. Последние силы, последняя воля. Взойти на Эльбрус – сейчас это было более чем реально, вот она вершина, совсем недалеко. И вот он – тот момент, ради которого были все мучения. Я здесь.

Я стоял на вершине Эльбруса, и мое счастье не могла испортить ни усталость, ни головокружение, ни испортившаяся снова погода. Я стоял на вершине.

А затем было совершенно магическое действо. Я снял со спины сноуборд. И скользнул, понесся, помчался вниз, оставляя за собой четкую полоску, взрывая снег, трогая рукой серебристые холмы, задыхаясь на скорости от нехватки воздуха, теряя голову от восторга. Ради одного этого стоило, как калека, ползти на карачках, прогонять светлячков из глаз, мерзнуть, терпеть боль в мышцах. Ради того, чтобы подняться на вершину Эльбруса и головокружительно ринуться вниз, радуясь собственному безумию, и всесилию, и свободе.