0

Тогда я хотел подняться на Эльбрус с юга. Часть пятая

Впереди вижу группу. Скорее всего, это одна из так называемых коммерческих групп. Меня остановил гид и поинтересовался не с вершины ли я спускаюсь. Я на это ответил, что метров двести так и не дошел, поскольку мне стало плохо. На то время давно было светло, а у меня на лбу так и висел фонарик. Наверное, смотреть на это было забавно. Мне тогда тот гид сказал, чтобы я не шел слишком быстро, так как может стать плохо. Я же пожелал их группе и гиду в частности успешного восхождения на гору. Что касается меня, то продолжаю идти вниз. В итоге таки дохожу до высоты пять тысяч сто метров. Это место можно назвать особенным, отличительным. Здесь разворачивается ратрак и начинается та самая Косая Полка. И только здесь начинаю понимать насколько правильным было мое решение спускаться вниз. Но вместе с тем стоит отметить, что решение было непростым. Казалось бы, вот она вершина, стоит только рукой подать, всего каких-то двести метров. Но все же решение было правильным. Вершина не стоила того, чтобы из-за нее я рисковал собственным здоровьем или жизнью вообще. Не стоит того, чтобы ползти к ней на четвериньках, теряя сознание. И уж точно не стоит того, чтобы подорвать восхождение остальным попутчикам, которым придеся потом тебя снимать с вершины. Это действительно та грань, которую таки не стоит переступать. Но все же это так просто сделать. Уже на высоте пять тысяч сто метров меня таки отпускает горная болезнь. И меня также отпускает сама гора. Головокружения и тошноты как будто не было вовсе. И сознание возвращается в свое обычное состояние. Здесь неимоверно легко дышать! Здесь и вправду очень легко дышится! Такое ощущение, что на этой высоте и вправду очень много кислорода! Просто неимоверно много, хотя понимаю, что на самом деле его здесь мало. Но теперь мне просто есть с чем сравнить. Для организма, который смог вернуться с большей высоты, здесь действительно благо. Итак, я сижу в котловане от ратрака и то и дело греюсь под недавно взошедшим солнышком. Меня обдувает ветерок, но мне уже не холодно. Я просто сижу и любуюсь окружающей меня красотой. А еще наслаждаюсь дыханием. И снова таки начинаю расставлять приоритеты. Думаю над тем почему меня так тянуло в горы? Какая на то была причина? Тогда я признался сам себе, что хотел взойти на Эльбрус лишь бы считалось. Чтобы потом в компании друзей похвастаться, что я там побывал. Важно быть честным прежде всего с самим собой. А что я хотел получить на горе для себя лично? Прежде всего, пейзажи, эмоции и новые впечатления. Их мне и вправду хватило что называется с лихвой. Само восхождение никак не назовешь целью или же достижением вершины. Восхождение – это прежде всего процесс. И при этом не так и важно закончится он вершиной или же чем-то другим. Тогда ты отлично понимаешь фразу о том, что гора приняла или же отпустила. И если ты уверен, что в горах полностью себя контролируешь, то это весьма наивно. Так ты можешь быть в хорошей физической форме, отлично акклиматизирован, но в итоге все равно все решат горы и только горы. На тот момент ты будешь принадлежать только им. И только они будут распоряжаться тобой. Они и только они собственно, решат, что с тобой делать. И это действительно очень важно понимать. А еще здесь на высоте ты понимаешь одну простую истину, что вот оно настоящее счастье. Здесь нет ни предрассудков, ни стереотипов, ни суеты. Это и есть то самое настоящее. Вскоре ко мне приближаются еще двое ребят. Они устраиваются в котловане от ратрака на отдых вблизи меня. Они меня начинают расспрашивать, мол, был я на вершине или еще нет. Я рассказал, что не смог дойти всего двести метров. Они тогда мне в ответ подшутили, что не нужно использовать ратрак. Я же сделал вид, что меня это совершенно не задевает и перевел разговор в другое русло. Кто знает, может, так думает все альпинисты с опытом, а может, это просто негодование этих двух отдельно взятых восходителей. С другой стороны их можно понять, ведь они идут пешком с самого низа и уже очень устали. Впереди у них изнурительный подъем, а я то уже спускаюсь. При этом важно сказать, что Эльбрус у каждого свой. Так для кого-то восхождение в чистом виды это подъем с поляны Азау, а кому-то в радость как пешие прогулки, так и подъем на ратраке. В итоге у каждого своя собственная особенная цель. И, разумеется, свой процесс достижения этой цели.

И вот вижу Вячеслава. У него, конечно же, свои цели. Так он не спеша доходит к отметке в пять тысяч сто метров. При этом садится и отдыхает. И ему этого вполне хватает. Он поставил перед собой цель – достичь отметки в пять тысяч метров. Цель благополучно выполнена. Признается, что самочувствие не весьма. Притом болит голова. Я же смотря перед собой и вижу человека, которым действительно хочется восхищаться. И пусть в данном случае о вершине речь не идет. Для восхищения есть другие причины. Так этот человек решил отменить какие-либо стереотипы и поставил перед собой конкретные цели. Эту цель можно назвать вполне прекрасной. Ведь ради нее не стоит гробить собственное здоровье, но все же нужно преодолевать себя. Итак, мой попутчик отдыхает и продолжает спускаться вниз. Я также спускаюсь насладившись пейзажами и воздухом этого удивительного места. Когда я спускался по Косой Полке, то был уверен, что на Скалах Пастухова смогу найти снегоход и поеду на нем. Однако как ни странно спуск мне дался легко. Чувствую я себя превосходно, идти намного проще, нежели после вчерашней акклиматизации. И потому стараюсь забыть про снегоход и продолжаю спускаться самостоятельно. И это то самое место, где есть немало трещин. А левее есть скальные гряды, между которыми находится тропа.

Тогда я вспомнил несколько случаев произошедших здесь. Первый мне посчастливилось увидеть на подъемниках. Так мы ехали вверх и делали пересадку на вторую очередь. Вниз же тогда ехали иностранец и гид. Иностранный турист с ужасом смотрел на свои руки. Его пальцы были черного цвета. Кончики всех пальцев черные. Это означало что они обмороженные. Гид пробовал его успокоить. Он по-английски ему говорил, что скоро будут спускаться вниз. А еще говорил, что непременно попробует чем-то помочь.

И еще один необычный случай. Однажды вечером к нам зашел хозяин приюта. Он поинтересовался вернулся ли с восхождения парень из соседней с нами комнаты. Мы ответили, что не видели его и не в курсе про него вообще. Вроде как два человека с той комнаты сегодня ушли вниз. А один се еще здесь и с ним мы периодически говорим. А вот еще одного не видели. Хозяин приюта тогда нас попросил передать, чтобы по возвращению парень к нему зашел. Однако парень так и не вернулся ни вечером, ни поздним вечером, а пришел аж на следующий день. Его видел только один из наших попутчиков. Он сказал, что у парня действительно были какие-то безумные глаза. Да и вообще адеквата было у него мало.