0

Попытка самостоятельно взойти на Эльбрус. Часть третья

Восхождение на Эльбрус с профессиональными гидами

Однако, к сожалению, устанавливать палатки в тех местах что называется строго запрещено. А моему другу таки удалось чуть вверх найти площадку под палатку. И все же так хорошо, что нам удалось прийти пораньше пораньше. Вечером на всех ранее свободных местах теперь находились палатки. Одна группа просто из Терскола пришла на высоту четыре тысячи сто метров и устроилась неподалеку от нас. Не стану спорить, что они и вправду очень сильные ребята. Так уже этой ночью им удалось выйти на вершину. Один из них был наиболее спортивным. Ему посчастливилось взойти на вершину за четыре часа. А другие два восходителя преодолели то же самое расстояние за шесть часов времени. А были и такие как я, которые то и дело жаловались на головные боли, а также тошноту. Помню, что тогда много кто мне давал советы относительно того какие таблетки лучше таки пить. Я же являюсь противником разных таблеток, всех, кроме поливитаминов. Так как гора меня не хочет пускать, значит, не судьба. Я считаю, что взбираться вверх, при этом изнемогая от боли не совсем правильно. Мой друг тогда нашел отличную лужицу для набора воды. Мы оперативно поставили палатку и пообедали. В два часа дня мой товарищ успел сходить на скалы Пастухова на высоту четыре тысячи восемьсот метров. Я оставался лежать в палатке. Чувствовал тошноту и мой пульс то и дело прыгал то вверх то вниз. А окружает меня невероятная красота. Что называется все вокруг радует глаз и появляются новые силы для восхождения. Погодка тогда была просто великолепная. Так днем пригревало солнышко, текли ручейки, а в половине восьмого вечера температура воздуха была уже шесть градусов тепла. И хоть я оставался без прогноз погоды, то, что происходило вокруг, не переставало меня радовать. Тогда мы смогли пройти два километра и набрали высоту от трех тысяч семисот двадцати метров до четырех тысяч ста двадцати метров.

Ночью же температура в нашей палатке была равна нулю. Зато в девять часов утра солнце очень сильно припекало и палатка прогрелась до двадцати пяти градусов тепла. Мои глаза уже не так сильно болели, но при этом пульс оставался все таким же высоким. В восемь утра отправился за водой, а потом снова пошел в десять утра. Однако не тут то было. За всю ночь лужи смогли сильно замерзнуть и таять не хотели. И потому стало понятно, что водой желательно запасаться уже вечером и держать ее чтобы приготовить завтрак исключительно в бутылках. В итоге более-менее нормально удалось набрать воды только тогда когда в два часа дня побежали ручьи. В это же время в палатке температура достигала пятидесяти градусов. А в половине шестого вечера на небе появились первые тучки. При этом в палатке стало ощутимо холодно.

В десять утра мой друг снова-таки отправился на акклиматизационный выход. Ему тогда удалось сходить практически к седловине. Однако решил таки не нарушать традицию, так как подъем на вершину советуют осуществлять в первой половине дня. Погода была какой-то действительно уникальной. И даже вечером над Эльбрусом ярко светило солнышко. Мой друг в тот день вернулся в четыре часа дня. Ему удалось дойти до косой полки. При этом он набрал высоту пять тысяч двести метров. Он тогда был полон сил и точно также как и мы хотел ночью подниматься на вершину. Итак, хорошенько поужинали и легли спать. Вечером после ужина примерно в семь часов вечера начал идти небольшой дождик. Он в общем-то нам ничем не мешал, но при этом напомнил какой может быть погода на склонах Эльбруса. Мол, расслабляться не стоит какой бы не была сейчас погода. И вот уже пятый день как мы в горах. Повсюду только снег. Я тогда проснулся в полночь. Через полчаса попробовал отправиться вверх. Примерно за полчаса мне удалось набрать сто метров высоты. В итоге я смог дойти до высоты четыре тысячи двести метров и это без какого-либо груза по более-менее легкому участку. Мне не становилось лучше. Головная боль и тошнота так и не собирались меня покидать. И тогда я понял, что даже в том случае, если смогу доползти в таком темпе на высоту, от этого я не получу удовольствие. И потому я свернул обратно. Мой друг отправился на штурм в час ночи. На пути он обогнал группу из четырех человек. Они действительно легко прошли наверх мимо меня. В три часа ночи мой друг уже пил чай на скалах Пастухова. А в половине седьмого был на седловине. В восемь часов утра ему удалось выйти на вершину, где его поздравил один из местных альпинистов. В полдень мой друг уже был возле палатки. По дороге при помощи ледоруба смог извлечь из лужи талой воды. Этой водички, а также вчерашних запасов нам было достаточно для прощального обеда. Итак, мы оперативно свернули свою палатку и в три часа дня отправились вниз в Терскол. Мусор в пакете мы решили забрать с собой. Его мы выбросили на Бочках. Там есть место сбора неподалеку нашего ночлега.

Скажу без какого-либо преувеличения, что идти вниз намного легче. После трех часов дня снег и вправду напоминает самую настоящую талую кашу. И потому, разумеется, я набрал полные кроссовки воды. Я пробовал на уровне со сноубордистами съезжать по крутому склону, который ведет к бочкам. Уже после бочек нас ждала пыльная знакомая нам дорога. А вот на высоте три тысячи четыреста метров словно что-то сработало и моя головная боль напрочь исчезла. Тучи то и дело сгущались и на пути от Азау меня накрыл небольшой дождик. В одном из местных магазинчиков купили спиртное и таки отметили завершение основной части нашей программы. Моему другу посчастливилось побывать на самой вершине. Что же касается меня, то я понял, что значит иметь плохие сосуды на высоте. Итак, мой друг смог выполнить все задуманное на все сто процентов.

Погода на Эльбрусе действительно была сказочной. Итак, наш первый день – это подъем от Терскола на бочки и ночлег. Понадобилось восемь-девять часов времени. Набор высоты – тысяча шестьсот метров. На второй день предстоял подъем с рюкзаком от бочек к приюту 11 и установка палатки. А еще акклиматизационный выход. На третий день по плану был акклиматизационный выход и ранний ужин. Также предстояло приготовить чай для главного штурма вершины. Уже на четвертый день планировался в час ночи выход в сторону вершины, а после возвращения быстрый обед и сворачивание лагеря, а также четыре часа на спуск в Терскол. Что же делать в той ситуации, если внезапно начнет болеть голова? Советовать ничего не стану. Наверное, самым разумным будет спуститься налегке на высоту три тысячи метров, побыть там и медленно вернуться наверх в лагерь на высоту четыре тысячи сто метров. А вот что касается меня, то я сразу же про это не подумал. Надеялся, что голова пройдет сама.

И вот уже шестой день как мы в горах. Мой друг принял решение взять себе еще пару дней для отдыха. Все же он и вправду очень вымотался при штурме вершины. Я же тогда решил проверить свое состояние когда поднимался на высоту. Специально решил не брать палки и отправился на ледовую базу. Самое начало дороги мне действительно очень сильно понравилось. Так живописный серпантин идет по склону горы через лес. На высоте две тысячи пятьсот метров лес, собственно, закачивался и дорога начала огибать гору. А за поворотом на высоте две тысячи семьсот семьдесят метров то и дело открывается превосходный вид на водопад с удивительным названием Девичьи Косы. Дорога продолжает идти вверх, а к самому водопаду ведет узкая тропинка. Так при желании можно попить воды и даже искупаться.