0

Мое зимнее восхождение на Эльбрус

Тогда с нами до поляны Азау добирались еще четыре туриста. Все они были нашими соотечественниками. Помню, что уже тогда сказал нашему водителю, чтобы он таки развернулся и ехал вниз. На это мне водитель ответил, что дорога чересчур узкая и потому нам не удастся развернуться. Это место вполне можно назвать идеальным для засады. Мы ни говоря ни слова смотрели, что же, собственно, будет потом. К счастью, спустя непродолжительное время авто после небольшой остановки таки отправилось мимо уазиков и потом поехало дальше. Когда нам стало понятно, что это и есть силовики, то мы также решили подъехать. Тогда нам рассказали, где, собственно, нас еще могут ждать подобного рода засады. И мы отправились в дорогу. И вот видим довольно-таки пустое ущелье и совершенно пустой Тыргныауз. На поляне Азау мы были как и планировали в семь утра. Тогда решили отпустить автобус, собрали имеющиеся вещи неподалеку станции новой канатной дороги и стали ждать когда же она начнет работать. Как-то совершенно незаметно наступило утро. Начал скапливаться народ с лыжами, а вот касса все не открывалась и, кажется, и не собиралась работать. После нас всех попросили отойти как можно дальше и сказали, что в этот день ничего не будет работать. Тогда я слышал разговоры о каком-то взрыве на канатной дороге, но был уверен, что это все неправда. Как позже выяснилось, таки правда. Тогда на наши телефоны приходило много разных смс-ок. Мы тогда то и делали, что успокаивали родственников и друзей. И в то время нам пришлось срочно думать о ночлеге в переполненном курорте. Хочется выразить благодарность всем тем людям, которые тогда нас пустили переночевать. Все участники группы пошли прогуляться в сторону «Старого Кругозора». И здесь уже высота приличная — три тысячи метров. Но скажу, что тогда нам действительно повезло, так как с нами был человек, у которого имелись связи в кланах этого замечательного курорта. Хотя телевидение и говорило, что в ближайшее время курорт не будет работать, но все же в скором времени вагончики канатной дороги начали работать и нас забросили на одну из станций канатной дороги. А это же высота три с половиной тысяч метров. Там мы решили забросить все свои вещи на ратрак и направили его в сторону «Бочек», а сами решили туда подниматься своими ногами. И вот мы уже на месте, а значит, дома и можем работать. Теперь исключительно мы и красавец Эльбрус. Дальше уже все проходило по действительно старой схеме. Так кто-то что называется очень бодро и уверенно бегал и его, казалось, ничем не возьмешь, кому-то было откровенно плохо, но он не хотел сознаваться в этом. Кто-то из нас с открытым ртом смотрел на эти величественные горы, а кто-то то и дело хотел казаться слишком умным и потому рассказывал как необходимо себя вести. Когда была метел мы с помощью навигатора отправились к Приюту-11. Спустя время погода таки более-менее установилась. Нам удалось осуществить подъем к концу гряды немного выше приюта. Когда выходили к скалам Пастухова, то было очень холодно. Стоит заметить, что до нашего приезда были сильные морозы. Такие морозы были неестественными даже для зимнего Эльбруса. Однако мы таки надеялись, что весь этот ужас скоро закончится и нам удастся сходить на вершину горы.
Скажу без какого-либо преувеличения, что я сильно полюбил Эльбрус. Он словно хлеб никогда не надоедает. Так если проходит ход и я еще не был здесь, меня начинает тянуть, даже сильно скучаю.
При том лично меня сильно впечатляет именно зимний Эльбрус. Он особенный. Эти огромные ледово-снежные поля. Все чисто и честно. Здесь неимоверно свежо и по-настоящему холодно. Но вместе с тем здесь нет толп. И нет грязи. А еще есть здесь бочки, которые не изменились за последние двадцать лет. А еще здесь неимоверно много снега. Так называемый бутылочный лед, кажется выше скал. И этот невероятно красивый восход. На него-то вся надежда… А еще здесь есть длинная косая полка, которая, кажется, с каждым годом то и дело удлиняется. А еще есть седло, с которого уже стыдно поворачивать назад и потому приходится идти дальше. А еще эти красивые вершины.
Очень люблю вот так идти с наушниками без остановок. И так не один час. Идешь словно робот. Движение становится фоном для мыслей. И для каких-то неимоверных ощущений. И рядом есть друзья, но все же ты один. Ты и этот великан Эльбрус. Все мы после подъема на скалы Пастухова накануне отправились не спеша к концу гряды. Это был некий день полуотдыха.
А некоторые наши попутчики и я тогда смогли сходить на так называемую «мотоциклетную полку». Она нам тогда и вправду нелегко досталась. А после мы решили устроить самый настоящий день отдыха. Отправились в сторону станции «Мир». Хотя тогда нам не очень повезло, поскольку музей был закрыт и не работал бар. После мы вернулись обратно.
И вот наконец пришел тот самый день нашего восхождения. Собственно, приблизилось время, ради которого все это и затеивалось. Интересно, что половина наших ребят была в подобных горах. Я, скажу откровенно, им тогда завидовал. И это самое начало нашего пути. Кто-то позже сдастся, а кто-то останется в альпинизме. Ничего нового, все это раньше было. И все же у каждого свой первый раз. И каждый раз это действительно по-настоящему. Уже с вечера все были невероятно серьезными и потому мои попытки пошутить заканчивались неудачей.
Пока шли к скалам Пастухова я старался никого вперед не пускать. Тогда все шли в едином темпе и так вместе ровно смогли выйти к скалам. А после, разумеется, все ушли шли что называется в разнобой. Со временем кому-то стало хуже, а кто-то и вовсе решил свернуть вниз. Однако большая часть восходителей шли дальше. Мы тогда вышли вначале четвертого и я даже боялся, что к восходу солнца замерзнем и свернем обратно. На то время мороз был примерно пятнадцать-двадцать градусов. Зато не было ветра. Это нас тогда и спасало. Когда вышло солнышко стало совсем нестрашно. А во время так называемых акклиматизационных выходов все время кто-то поворачивал раньше других вниз из-за ног и рук. Скажу, что в этой экспедиции от сильного холода нас спасала отличная качественная одежда от известного производителя. А особенно хорошие куртки и различные аксессуары. Хочу сказать, что куртки были сшиты на заказ и у многих они именные.
Тогда я принял окончательное решение идти вместе, даже несмотря на разный уровень подготовки и самочувствия. И хотя опытных ребят тогда было достаточно, но на тот момент приняли такое решение. И потому наиболее быстрым приходилось ждать остальных. И лишь отсутствие сильного ветра позволило нам выдержать такие условия. Скажу, что в день нашего восхождения подняться на гору решили еще человек пятнадцать, не меньше. И лишь мы своими ногами шли в сторону «Бочек». Все остальные передвигались либо на ратраках, либо использовали снегоходы. Честно говоря, я до сих пор не понимаю зачем люди используют на горе ратраки и снегоходы, ведь все же отправились на восхождение, а не просто прогуляться.
Тогда на вершину взошли практически все наши ребята. Одному только Николаю тогда было нехорошо и он решил таки отказаться от затеи восходить на вершину Эльбруса. Как оказалось, у него был какой-то странный вид горной болезни. Так на протяжении акклиматизации на него совсем никаким образом не влияла высота. Всегда у него было очень хорошее самочувствие. И лишь когда собирались подниматься на вершину, его что называется полностью накрыло. У него была какая-то эйфория, потеря координации и сильно раздутые кисти рук. Тогда один из наших инструкторов провел ее к скалам Пастухова. С такими результатами, собственно, и закончилось наше восхождение на Эльбрус. А после уже был спуск в ущелье.
О чем я вспоминал после этого восхождения? Конечно, больше всего думал про те невероятные пейзажи, которые мне посчастливилось увидеть. А еще часто вспоминаю тех ребят, с которыми я поднимался на вершину Эльбруса. Все это незабываемо и уж точно на всю жизнь.