0

Для чего мы ходим в горы?

Ждать пришлось слишком долго. Нашу палатку на склоне Эльбруса вовсю рвет ветер. Порой кажется, словно это не ветер, а какой-то дикий зверь разрывает ее. Причем зверь этот необычный, у него нет ни лап, ни когтей, ни зубов. Со всей силой он норовит разорвать в клочья наш крошечный четырехместный дом. Разумеется, в такую погоду никто из нас и не думает о каком-либо восхождении. Зато это прекрасное время для полета мыслей. И первым приходит в голову вопрос «почему же я хочу взойти на Эльбрус?». Наверняка, таким вопросом задаются многие альпинисты. Его можно отнести к категории вопросов о смысле жизни человека, о существовании Земли и жизни на ней.

Однако вначале были встречи и все они были не такими значимыми как встреча с Эльбрусом. Хочу заметить, что я никогда не мечтала взойти на Эльбрус. Конечно, есть такие сред нас, кто имеет мечту однажды оказаться на высочайшей точке Европы. А вот я такого восхождения всегда боялась. Этот страх подобен тому как малыши боятся милиционеров или же бухгалтера налоговиков, а слишком шумные старшеклассники ворчливых бабушек на скамейках. Страха восхождения на гору не нужно стыдиться. Более того, его можно даже показывать и говорить о нем, а также думать… Именно потому покупаешь билеты в разные уголки мира, но только не на Кавказ. А потом вдруг попадется на глаза чей-нибудь увлекательный отчет о восхождении на Эльбрус – мечту и завораживающие фото, и приходит мысль: «А может, стоит таки?». Но потом будни снова закрутят тебя, и ты позабудешь о своих мыслях. И все это будет продолжаться до тех пор, пока ты вдруг не окажешься в аэропорту Шереметьево. И там тебе приятный женский голос культурно сообщит про необходимость оплатить за багаж. Ты пытаешься разобраться в ситуации. И тут понимаешь: ты едешь на Эльбрус!!! Свершилось! Хотя в голове остаются сомнения и вопросы. Но тут тебе дают билетик и отпускают в зал выхода на посадку. Все сомнения развеиваются, словно туман.

И вот ты уже в самолете. За двадцать минут самолет набирает высоту одиннадцать километров. Приходит мысль о том, что совсем скоро тебе понадобится больше времени для того, чтобы преодолеть половину такого расстояния. Но тут тебе приносят кофе и мысли куда-то исчезают, а ты погружаешься в обыкновенный полетный быт. Когда ты встречаешься с группой таких же альпинистов как ты сам, они все для тебя – чистый лист. Ведь тебе неизвестны их имена, не знаешь кто откуда приехал. Но совсем скоро обо всем и даже больше тебе станет известно, нужно только подождать.

Итак, мы забрасываем рюкзаки на плечи и планируем ночевку. А восходить на Эльбрус с нашим гидом мы отправимся позже. В первые же дни организму уж точно не до романтики. Ему нужно выжить и для этого 6-7 часов строго-настрого требуются для сна. Наша группа располагается в поселке Терскол. Здесь неописуемая красота… Природа словно зовет тебя насладиться ее манящей красотой. Во время ужина и состоялось наше знакомство. Наш Эльбрусский гид попросил каждого рассказать о себе и о том, почему ты здесь. Ответы приблизительно были похожими. Каждый из нас приехал осуществить свою давнюю мечту взойти на Эльбрус. Кто-то рассказал о том, что слышал от друзей о восхождении на Эльбрус, и именно тогда возникло желание взойти на наивысшую точку Европы.

Итак, остался открытым вопрос «так зачем же мне Эльбрус?»

Уже скоро я погружаюсь в глубокий сон и вопрос снова остается без ответа. Хоть в горах я не впервые, но каждый раз здесь как первый раз. Сегодня мысли, которые раньше не давали покоя, куда-то исчезли. Все потому, что сейчас не до того. Нам нужно идти. Наш темп небыстрый, но достаточно уверенный. Помним о том, что нужно успеть. И пусть даже мне давят лямки рюкзака, я иду легко и с удовольствием. Помню, как 2 года назад я так же шла. Тогда моей целью было подножие Белухи. Я мучилась и проклинала весь Алтай, пока не поняла простую истину: нужно просто идти. Впереди непременно ждет и счастье от того, что происходит и огромное удовольствие от проделанного, а сейчас главная задача – дойти. И потому идите!

Наш путь был непростым: через бурелом, реки, по камням и прижимам. Когда поставили лагерь и сходили к Аккемскому озеру, стали возвращаться и вдруг увидели Белуху. Она была невероятно прекрасной! Пришло понимание того, что вот, наконец-то, дошли! Значит, все-таки все было не зря. И впереди ждет нас Эльбрус. Об этой долгожданной цели думал каждый из нас, взбираясь наверх. Поход на обсерваторию (стоит прямо на склоне Эльбруса). Стоишь и смотришь на него, а сердце словно хочет вырваться с твоей груди. И сразу же в голове возникает множество мыслей. Но вдруг гид командует спускаться вниз, и все мысли, словно бабочки, мгновенно куда-то улетают. Высота чуть больше трех тысяч. Сегодня я вновь чувствую на себе горную болезнь. Раньше мне приходилось с ней встречаться на Алтае и у Мутных озер в подножии Чимтарги. Однако по-настоящему я узнала о горной болезни во время путешествия в Африке. Килиманджаро меня испытывала на стойкость и терпеливость. Мной была выбрана стратегия «забивай, пока не забили тебе». Она же выбрала иную стратегию – наблюдателя. Она имело преимущество – собственную территорию. А вот я понимала, что больше сюда не вернусь ни за какие деньги. Мне таки повезло оказаться на вершине Килиманджаро. Но каких усилий мне это стоило! Цена была слишком высока! Я сделала на память пару снимков, но, как оказалось позже, зря только потратила свое время, так как на одном из спусков оставила свой фотоаппарат. Разумеется, этот факт потери меня расстроил, но все-таки я была рада, что просто выжила.

И вот прошло полгода. Я совершаю восхождение на Эльбрус. Надеюсь, что мне хватит сил преодолеть ледник, который раскинулся на нашем пути. Тогда будут шансы взойти на вершину. В то утро красавец Эльбрус светился каким-то необычным розовым светом, а еще нежно пылал, словно остров в синем бесконечном океане. Одного из наших попутчиков мучила головная боль. Кроме того, горная болезнь. Но что самое страшное, так это то, что человек понимал, завтра будет еще сложнее, поскольку предстоит подниматься, а это, как известно, вдвойне тяжело. Именно здесь вопрос «Смогу ли я подняться на Эльбрус, не стоит ли остаться в лагере?» как никогда уместен. Однако инструктор из-за своего служебного положения не имеет права на отрицательный  ответ. Клиенты даже предложили инструкторам отсоединиться от группы и сделать попытку подняться на Эльбрус самостоятельно. Однако получили отказ, и восхождение продолжилось в том же темпе. Дорога, как и ожидалось, была нелегкой. Один из моих попутчиков спросил у меня почему я зная обо всех сложностях такого путешествия снова и снова иду в горы. Я некоторое время подумала, как бы красивее изложить мысль и в конечном итоге сказала о том, что горы – это всегда труд. И важно помнить, что какой бы сложной не была дорога, впереди непременно ждет нечто незабываемое! Не знаю понял ли мой попутчик, что я так хотела до него донести, но все же он и его друзья пришли к нарзановым источникам. Ну и разве можно к ним не прийти? Пройдя такой нелегкий путь с удовольствием подходишь к источнику, жадно ловишь губами тоненькую струйку и представляешь, что это минералка. А еще здесь есть небольшая комфортная забегаловка. Она расположена просто над ущельем. Бросается в глаза и необычный санузел, какого никто еще не видел. Но в любом случае этого намного симпатичнее для нашего брата, нежели справление нужды на ветру. Уже через каких-то два дня мы смогли подняться на высоту 4000 метров. Нами была предпринята вылазка в сторону бокового кратера Эльбруса. Многие это место знают как достаточно коварное, поскольку здесь немало молодых жизней оборвалось. Чтобы никто из членов группы не попал в печальную статистику, наши инструкторы хорошенько перепроверили все ли альпинисты надели каски, завязали кошки и правильно держат ледорубы. Многим пришлось почувствовать на себе все коварство горной болезни. Стоит сказать, что обитатели нашей палатки не спали всю ночь. Это только могло показаться на первый взгляд будто мы веселимся и вовсю смеемся. К примеру, одна из попутчиц страдала на известную горную болезнь. Как проявляется такое заболевание? Симптомы приблизительно такие: высокая температура, расстройство желудка, общая слабость. Сейчас же за ней неустанно наблюдали и инструкторы, и другие попутчики. Через некоторое время мы набираем высоту и уходим в направлении к кратеру. А я шла рядом с одним из самых спокойных альпинистов. Казалось, он совершенно никуда не торопится. А, собственно, зачем торопится? Но у каждого свой темп, ничего тут не поделаешь. Однако, если разобраться, темп подразумевает хоть какое-то движение, а здесь, кажется, полное его отсутствие. Но главное сейчас было не останавливаться, а идти, пусть даже медленно. Каждому из нас было понятно, что стоять на скользком склоне слишком опасно. Но мой попутчик, вероятно, не боялся смерти. Эльбрус был в восторге от такой смелости.

И тут меня охватывают панические мысли: «Почему я здесь?», «А что будет, если стоящий надо мной парень сорвется вниз?». Реально так страшно мне еще не было ни разу в жизни. И вдруг мне стало жаль своего попутчика, и я ему подсказала застегнуть каску. На это он мне ответил, что она ему давит. Хочу сказать, что он действительно большой молодец, поскольку шел, несмотря на все трудности. Но вот мой попутчик просто-таки выбивается из сил. Он не из робкого десятка! Сразу же находит равновесие на склоне, наклоняется вперед и ищет поддержку у ледоруба. Вдруг его каска слетает и проносится надо мной. Я вижу как этот отважный альпинист пытается словить уже улетающую бесповоротно к подножию скал каску. И тут я резко кричу что-то вроде: «Стоять!» и еще ряд различных не очень приятных для слуха обывателя слов. Поскольку мой папа является прокурором и к тому же рыбаком и охотником, естественно, такая ненормативная лексика была для него часто употребляемой. И, естественно, иногда и мне приходилось вспоминать эти слова. Моему папе всегда было что рассказать не только о работе, но и про рыбалку, охоту. Как-то отец мне поведал такую историю. Во время шторма на реке Печоре он увидел неизвестного происхождения яркое пятно. Что интересно, пятно то появлялось, то снова исчезало. Когда папа приплыл ближе, оказалось, что это вовсе не какое-то пятно, а человек. Он как мог боролся за жизнь, а когда на горизонте увидел лодку, потерял последние силы и стал уходить на дно. Папа рассказывает, что звал его, старался подбодрить, всячески уговаривал, однако тот перестал бороться, а лишь иногда высовывал голову, чтобы глотнуть воздух и снова скрывался под водой. И тут отец испугался, что он утонет просто на его глазах и начал материться как только мог. Кричал такое, что даже никогда в голову не приходило. И это действительно помогло! Утопающий схватился за край лодки и папа вытащил его из воды. Разумеется, я не храню эту потрясающую историю для подобных случаев. Обыкновенное совпадение. Когда мой попутчик услышал из моих уст такие слова, то действительно задержался в мгновении от возможного срыва в пропасть. Когда мы вернулись с этой невероятной высоты, меня переполняли чувства восторга и злости одновременно. Я рыдала и говорила, что мне не нужен Эльбрус и что я боюсь высоты. А еще уверяла своих попутчиков, что больше никуда не пойду. Хорошо, что в те трудные было кому меня поддержать. Это действительно очень важно в минуты отчаяния чувствовать поддержку и дружеское плечо. На восьмой день все мы были в штурмовом лагере. Мы с нетерпением ждем погоду. Но каждый вечер новое разочарование и от того еще больше грусти в глазах альпинистов. Мы вспоминаем о другом мире, о том, где вместо гор и облаков, дороги и дома, а еще море и песок. Каждый из нас думает над тем, что он будет делать, когда вернется домой. Конечно же, всем нам уже хотелось как можно скорее взойти, но иногда было такое ощущение, что есть желание подняться только для того, чтобы потом скорее спуститься и вернуться домой.

Один из дней мы посвятили непосредственно спуску в расщелину ледника. Такие расщелины, альпинисты частенько ассоциируют с бабой Ягой, которая живет где-то в глубинке, а где точно неизвестно никому. Он пожирает всех тех, кто сбился с пути. Это чаще всего неопытные туристы, либо самоуверенные покорители вершин. Спуск в расщелину лично для меня равен полету в Космос. Разумеется, многие уже там побывали и многим удалось оттуда вернуться. Но все равно очень страшно. Прежде нужно было отыскать подходящую расщелину, закрепить страховку и спусковые веревки. Все сделано и ты уже в ее нутре. Сосульки здесь словно в каком-то триллере. Кажется, не хватает только устрашающей тревожной музыки. И что самое страшное, главные герои триллера – ты и твои попутчики. Ощущение, будто эта дыра не имеет выхода. И хоть ранее я так боялась посещать эту трещину, путешествие меня привело в восторг. Более того, я приняла решение отправиться туда вновь со второй группой любопытных туристов. Уж очень хотелось поднять уровень адреналина в крови и, конечно же, закрепить восторг от увиденного. Сейчас бы с таким настроем пойти на восхождение! Но погода с нами спорит. Метель и гроза пугают нас, а ветер рвет края палатки. Ночь и мы сидим совершенно одни на склоне Эльбруса, наивысшей точки Европы.

Итак, почему же мы здесь? Говорить о том, что не пойдешь наверх уже как-то неактуально. Скорее всего, никто уже не пойдет туда. Весь следующий день мы сидим в своей палатке. Что мы все там делаем? Играем во все, во что только можно играть в наших спартанских условиях. Уже темнеет. Снег идет и такое ощущение, что он нас укроет навечно. Выйти справить нужду сейчас то же самое, что спуститься в расщелину. Риск где-то на уровне. Здесь можно запросто сорваться в пропасть или же просто-напросто замерзнуть. В полночь кто-то один из нас просыпается, чтобы удостовериться, что и в этот раз восхождение отменяется. Сегодня мы засыпаем с особенной грустью в глазах, поскольку времени у нас остается все меньше. У каждого из нас сон довольно-таки беспокойный. Не всегда можно понять кто же воет за палаткой. Возможно, это ветер, а может, кто-то из попутчиков проклинает тот день, когда решил сюда приехать. В этом сражении, скорее всего, победу получил Эльбрус. Мы понимаем, что нам не взойти. Нам остается только спать и уходить. И вдруг чей-то громкий крик всех до одного будит. Часы показывают шесть утра. Погода действительно идеальная. Прогноз на сегодня оптимистичный. Принимаем решение идти. И вот мы уже идем.  С собой у нас мало воды, так как не успели натопить. Наша еда – финики. Мне не хватило завтрака. Времени не остается, нужно идти. В нашей связке альпинистов я третья по счету. У кого-то получается идти быстрее, а кому-то восхождение дается нелегко, но торопить сейчас кого-либо дело неблагодарное и потому идем как только можем. Настроение у меня отличное. Шагаю по глубокому снегу и дышу как нас учил инструктор. Мир чудесен, впереди осталось всего-то триста метров! Все уже ушли вперед, а я очень устала и сижу на снегу. Чувствую, что никак не могу подняться. Я понимаю, что осталось совсем чуть-чуть… Но руки мои и ноги совершенно не хотят слушаться. В это время все мы вспоминаем жизнеутверждающие песни Цоя. Мы продолжаем идти. Дышим нормально, кашля нет и отсутствует головная боль. Но вот голова в тумане и, кажется, сил не осталось совершенно. В те минуты, когда ты стоишь на долгожданной вершине, мало кому хочется кричать и петь песни. Даже не хочется обниматься. Просто стоишь и всматриваешься в даль, где идет своим чередом жизнь. Там жизнь, а здесь не живут… Но зачем сюда приходят? Что здесь хотят найти? Возможно, кто-то мечтает почувствовать свободу или просто-напросто почувствовать свою значимость в этом мире. Уже позже все мы коллективно обнимались, прыгали и, конечно же, фотографировались, чтобы запомнить свое пребывание на наивысшей точке Европы. А вот вниз мы не шли, а, казалось, летели. Так бегут домой после сдачи тяжелого экзамена. Впереди новые мечты, а позади трудности и переживания. Одни мечтают о теплом море, а другие хотят взойти на семитысячник. А вот я знала, что уже через каких-то два месяца встречусь с Эверестом. Но я еще даже не догадывалась, что когда вернусь домой, услышу просьбы родных больше никогда не подвергать их слабые нервы таким переживаниям. Конечно же, я буду обещать больше никогда и ни за что не ходить в горы. Но свое обещание я смогла сдерживать не более трех месяцев. До тех пор пока не оказалась в аэропорту Лукла в Непале. Новый поход поможет мне открыть новые горы, а также новые удивительные ущелья, долины и вершины. Воистину Эверест необыкновенно прекрасный! Такой далекий и такой недоступный! Я рассматривала его кажущиеся суровыми грани и дышала воздухом Гималаев. В те минуты я думала про то, что Эверест очень недоступный…недоступный для многих из нас. Лишь только самые смелые отважатся взойти на него. И когда после встречи с ним приезжаешь домой, еще долго не можешь прийти в себя от восторга и прилива адреналина.

Лично мое мнение, восхождение на Эльбрус куда легче. Иногда его сравнивают с пророком, либо посланником какого-то божества. Мы идем, хоть путь наш и нелегкий. Почему идем? У каждого из нас есть свой ответ на этот вопрос. Кто-то безропотно шагает навстречу своей мечте, а кто-то просто ищет приключения. Почему я приехала на Кавказ? Ответить однозначно мне сложно. Но очевидно, что с тех пор меня тянет туда, где вертикальное преобладает над горизонтальным. Здесь все иначе. Здесь и только здесь каждый может почувствовать неповторимое ощущение свободы. А как приятно смотреть на друзей, которые возвращаются с Алтая. У них совершенно иные лица и глаза горят по-другому. Их щеки обветренны, а губы потресканы. А вот огонек в глазах куда-то исчез. На смену ему пришло понимание того, почему же я пошел в горы. Ответ не найти ни в книгах, ни в кинофильмах. И пусть там все красиво описано, но почувствовать всю мощь и красоту можно только отправившись в горы. Туда хочется возвращаться вновь и вновь. Горы становятся словно вторым домом для каждого альпиниста. Достаточно одного такого путешествия, чтобы навсегда полюбить горы.